Пиление и колка дров

царь пилит дрова

Разделавшись с сучьями и ветками, приступают к пилению дров. Вначале хлысты распиливают на бревна (кряжи). При определении длины бревна исходят из того, чтобы в нем вместилось кратное число чураков. В свою очередь каждое бревно распиливают на чураки. Исстари бревна распиливали на простейших подставках, сколоченных из толстых жердей, — козлах. Конечно, кое-кто в наше время процесс пилки дров механизи­ровал, используя для этих целей небольшую пилораму, электро- или бензопилу.. Но большинство людей все же пилят дрова, как в старые годы, на козлах обычной двуручной пилой. Козлы напоми­нают двух рогатых животных, ко­торые стоят, отвернувшись друг от друга, и смотрят в разные сто­роны. Они состоят из горизон­тально расположенного бревна диаметром 20—25 см, укреплен­ного на четырех ножках, сделан­ных из четырех перекрещиваю­щихся толстых жердей. Выступающие кверху концы, называемые рогами, прочно удерживают рас­пиливаемые бревна на козлах (рис. 53). Если бревна часто при­ходится распиливать на короткие чурки, то в горизонтальном основании врезают дополнительные «рога». Чтобы пилить было удобно, высоту козел делали с учетом роста пильщиков. Она должна быть такова, чтобы верх распили­ваемого бревна находился на уровне локтя.
Длину пилы также выбирают в зависимости от роста. Поэтому промышленность выпускает пи­лы самой различной длины.
Самая короткая двуручная пи­ла имеет длину 1 метр, а самая длинная, рассчитанная на рослых людей, — 1 м 75 см.
Чем выше рост человека, тем длиннее рука, для которой тре­буется более длинная пила. Только в этом случае при пиле­нии будет рационально исполь­зован весь размах пилы, от ручки до ручки. Ручки пилы должны иметь удобную форму и хорошо лежать в руке, иначе можно быстро набить мозоли. Практикой установлено, что всем этим требованиям соответствуют ручки, слегка изогнутые в сторону середины полотна. Такие ухватистые ручки легко сделать из изогнуто­го ствола ивы, березы, черемухи или клена.
Чтобы в процессе пиления древесина не зажимала полотно пилы, ее зубья поочередно разводят в разные стороны: один вправо, другой влево и т.д. При разводке, а также при точке пилу закрепляют на верстаке с помощью клиньев (рис. 54). Для разведения зубьев используют специальные разводки. Простейшая из них — это металлическая пластинка, в кото­рой сделаны различной глубины пропилы. Если зубья будут разве­дены пила хорошо разведена и заточена, бревно кладут на козлы и приступают к распиливанию его на чураки, равные длине будущих поленьев. Поленья должны быть не очень короткими и не очень длинными, а в самый раз, иначе говоря, оптимальной длины. Иные пильщики разрезают бревно «на глазок», полностью полагаясь на глазомер.

пилить дрова

Известно, что пилить дрова в охотку можно только когда их немного, но если их заготавливают на всю зиму, то пилить большое количество бревен тяжело и муторно. Когда рука начинает уставать, она невольно устанавливает пилу так, что чураки получаются с каждым разом несколько длиннее, чем требуется. За счет этого сокращается ко­личество распилов и пильщики заканчивают работу гораздо рань­ше, чем следовало. Но такая «вы­года» при распиливании дров может сказаться отрицательно как при колке дров, так и при топке-печи. Ведь более длинные кряжи расколоть на поленья значительно труднее, чем короткие, тем более если они еще и сучковатые или же отпилены от комлевой части древесного ствола. Казалось бы, напили коротышей — и проблема с колкой будет решена. Но тогда увеличится количество времени и энергии, потраченное на пиление, к тому же много древесины уйдет в опилки. Поэтому постепенно, путем проб и ошибок заготовители дров во всех уголках России пришли, не сговариваясь, к единому выводу: дело идет более споро, если длина чурака находилась в пределах 9—12 вершков. Из мягкой и прямослойной древесины (ольхи, ивы, осины) пилили более длинные чураки, а из твердой (дуба, березы) — более короткие.

Как известно, старинная рус­ская мера длины — вершок, употреблявшаяся до введения метрической системы, состав­ляет 4,45 см.
Следовательно, на поленья шли чураки длиной от 40,05 до 53,4 см. Именно такая длина кряжей, а также получаемых из них поленьев, позволяет человеку рационально использовать свои силы и равномерно распределить нагрузки как при пилении дров, так и при их колке. Получаемые при этом поленья соразмерны с топ­ливниками большинства печей, а также наиболее удобны для ук­ладки в поленницы самых раз­личных типов. Обычно на практике эти цифры округляются, и мерки, используемые для измерения отпиливаемых чураков, имеют длину 40, 45 и 50 см.

1

Мерка — это деревянная планка, имеющая на одном конце небольшой выступ, который при разметке упи­рается в торец распиливаемого бревна (рис. 55, а). Чтобы мерку можно было вешать, в ней сверлят отверстие и продевают бечевку. В некоторых северных губерниях России мерки делали из древесной ветки с отходящим в сторону сучком (рис. 55, б). Перед тем как отпилить чурак, мерку прикладывают к бревну и середи­ной пилы выполняют запиливание. Когда на бревне появится не­глубокий пропил, мерку убирают, подвесив ее на одном из рогов ко­зел. Начав пилить средней частью пилы, постепенно увеличивают размах пиления. Каждый пильщик только тянет на себя пилу, стараясь не нажимать на нее слишком сильно. В этом нет необ­ходимости, поскольку нижний край пилы, на котором нарезаны зубья, изогнут так, что он сама без каких-либо. посторонних усилий легко врезается в древесину. Колка дров. Когда пильщики свою работу заканчивают, к делу приступают дровоколы. Колют дрова на массивной подставке, обычно колоде, отпиленной от са­мого толстого бревна. Со време­нем верхний торец колоды от долгой работы покрывается мно­гочисленными насечками от ударов чураков, колуна и топора.

2 3

Однако правильно выбранная колода не раскалывается, а стойко противостоит этим невероятно большим нагрузкам. Обычно на­родные загадки не только образно, но и очень точно передают сущность вещей, окружавших крестьянина в быту. Вот, например, загадка о колоде, на которой раскалывают дрова: «Стоит баран: не столько шерсти на нем, сколько ран». Почему авторы этой загадки сравнивают колоду именно с бараном? Дело в том, что для колоды всегда старались выбрать кряжистый сучковатый участок древесного ствола, кото­рый невозможно расколоть слу­чайными, даже очень сильными ударами. Пронизывающие коло­ду сучки, словно мощные болты, прочно стягивают все ее части. Сучки же, выходящие наружу, ча­сто остаются нетронутыми: с ни­ми удобно при необходимости переносить колоду с места на место. Достаточно иметь совсем немного воображения, чтобы увидеть, что колода с торчащими сучками действительно напоминает какое-то очень знакомое домашнее животное. А упорство, с которым колода противостоит ударам, невольно ассоциируется со знаменитым упрямством барана. Поставленные на колоду тонкие чураки раскалывают топором, а толстые — с помощью колуна и металлических или деревянных клиньев. Однако для опытных дровоколов достаточно одного топора. Колка дров — не только довольно тяжелая физическая ра­бота, но и в чем-то увлекательное и даже азартное занятие. Может быть, по этой причине оно привлекало к себе даже царственных особ. Не секрет, что император Николай Второй очень любил колоть дрова. Находясь в Екатеринбурге под стражей в ипатьевском особняке, он очень сожалел о том, что там ему было запрещено заниматься любимым делом, то есть — колоть дрова. Если Петра Первого называли державным плотником, то Николай Второй вполне заслуживает звание дер­жавного дровокола. Чтобы успешно колоть дрова, прежде всего необходимо иметь сноровку.

колет дрова

Сноровистый человек, даже если он и не отличается большой физической силой, ко­лет дрова так легко, словно щел­кает орехи. Человек, не поднато­ревший в колке дров, действует, как говорят, методом проб и оши­бок. Ударив по чураку топором или колуном как пришлось, он редко попадает с первого раза в ту самую «ловкую точечку». На пути топора чаще всего оказывается свиль или сучок. Нередко случа­ется, что сучок, оказавшийся по­перек лезвия топора, бывает на­столько прочным, что расколоть чурак в задуманном направлении все же не удается. Тогда топор с трудом вынимают, чурак переворачивают и наносят удар урак попался толстый, то каждый четверик в свою очередь раскалывают пополам и получают поленья восьмерики (рис. 56, в). Однако, когда дело имеют с очень толстыми кряжами, каждый восьмерик может быть расколот пополам еще раз, только не вдоль сердце­винных лучей, а поперек (рис. 56, г). При таком раскалывании одно полено получится трехгранным, а другое — четырехгранным. Иногда плахи раскалывают не на две и четыре части, а на три. В этих случаях из под топора выходят поленья шестерики (рис. 56, д). Горение дров в печи во многом зависит от их длины, толщины и даже формы. Быстро и легко горят тонкие и короткие поленья, толстые и длинные — более медленно, а слишком толстые сгорают не полностью и из них часто образуются головешки.же с другого торца. Постепенно приходит понимание того, что если в полене есть сучок, то лезвие топора нужно ставить вдоль него, а не поперек, и на том торце, от которого этот сучок находится дальше. При выполнении этого условия поле­но легко раскалывается, а сучок вскрывается или же остается в стороне от плоскости раскола. Когда чурак расколот пополам, из него образуются две плахи (рис. 56, а). Каждую из них также раскалывают и получают так называемые четверики, то есть поленья, составляющие одну четвертую часть чурака (рис. 56, б).

56

колун

Если чурак попался толстый, то каждый четверик в свою очередь раскалывают пополам и получают поленья восьмерики (рис. 56, в). Однако, когда дело имеют с очень толстыми кряжами, каждый восьмерик может быть расколот пополам еще раз, только не вдоль сердце­винных лучей, а поперек (рис. 56, г). При таком раскалывании одно полено получится трехгранным, а другое — четырехгранным. Иног- да плахи раскалывают не на две и четыре части, а на три. В этих случаях из под топора выходят поленья шестерики (рис. 56, д). Горение дров в печи во многом зависит от их длины, толщины и даже формы. Быстро и легко горят тонкие и короткие поленья, толстые и длинные — более медленно, а слишком толстые сгорают не полностью и из них часто образуются головешки.

Практикой установлено, что наиболее оптимальная толщи­на поленьев, применяемых для топки русской печи, равна при­мерно 8—10 см. Такие дрова (ес­ли, конечно, они сухие) горят достаточно долго ровным жарким пламенем и сгорают дотла.

Сколько бы времени не отняла колка дров, но все равно придет тот час, когда будет расколот пос­ледний чурак. После окончания работы обычно высокая гора по­леньев громоздится посреди дво­ра, источая терпкий запах свежей древесины. Это признак того, что дрова начали интенсивно подсыхать. Пока на дворе стоит солнечная и сухая погода, дрова держат в горке под открытым небом. Если же зарядят метели или дожди, горку немедленно перемещают под навес, чтобы они там еще не­много подсохли. Но если нет та­кой возможности, дрова уклады­вают сразу же в поленницу, в ко­торой они будут постепенно про­должать высыхать. О том, как важно умело хранить дрова и ле­соматериалы, подчеркивалось еще в «Домострое» — книге, ставшей добрым советчиком для тех, кто вел хозяйство в XVI веке: «А бревна бы и дрова, и доски, и дранку, и щепки, и обрубки досок и бревен, и все разложить в стороне, где удобно, не на дороге; доски же и бревна, и дранку — на подставках, да если еще под крышей, то это и лучше, чтобы в сухости не зацвело и не подмокло. Если дро­ва и щепки сухие, тогда хорошо горят — служке только прийти, и взять, и снести, все хорошо, не измазано, да и сам не увалялся». Расколотые на поленья дрова называли раньше швырковыми. Каждое такое полено можно взять одной рукой и швырнуть, словно биту при игре в русские городки.

Швыряние — это древнейший способ транспортировки поленьев от места, где их заготавливали, до поленницы, в которой их хранят. Если поленница устраивалась на расстоянии одного швырка, то с работой может справиться даже один человек. К месту будущей поленницы постепенно швы­ряют полено за поленом, когда же образуется достаточно большая куча, поленья из нее укладывают в поленницу. Если работают вдвоем, то один швыряет поленья, а другой их ловит и сразу же укладывает в поленницу. Когда же предполагаемая поленница находится на расстоянии двух швырков, в цепочку становятся три человека. Таким же способом грузят швырковые дрова на телеги, если возникает необходимость их перевезти.

Бывало, ребятишки, помогавшие взрослым, в перерывах между ра­ботой устраивали своеобразные соревнования. Поставят полено на попа на расстоянии швырка и стараются сбить его по очереди другим поленом. Усложняя зада­чу, нередко вместо одного полена ставили три-четыре, складывая их крестиком, шалашиком или колодцем. Не эти ли детские забавы, за которые порой попадало от взрослых, дали начало народной русской игре — городкам.

Автор — Геннадий Федотов