Дом из глиночурки


Шаг первый — мечта

Шаг за шагом

Как правило, мечта о своём доме у большинства из нас остаётся только мечтой. Ещё бы, скажете вы, чтобы купить себе какой-нибудь особняк, необходимо работать не разгибая спины всю свою жизнь, чтобы накопить, или же отрабатывать кредит с процентами. А чтобы построить… Здесь вообще куча проблем: где взять материалы, рабочие руки, деньги на всё это, а главное – знания и опыт, в особенности если вы вообще городской житель, причём далеко не строитель по образованию, и ни разу не то чтобы дом – и будки собачьей не построили! Тогда всё это кажется действительно фантастической заоблачной сказкой.

Сказать честно, я тоже раньше придерживалась такого мнения. Однако лето и осень 2006 года опровергли все мои теоретические соображения. Оказывается, мечта имеет способность воплощаться в действительность, если этого очень захотеть…

После пожара у нас в поместье весной 2006 года вопрос с жильём встал прямо-таки ребром. К счастью, сибирские холода уже миновали, и мы переехали в более прохладный домик. Но к зиме надо было что-то решать: либо утеплять этот 4 на 5 маленький домишко, предназначенный для проживания максимум двоих человек (нас в семье пятеро), либо строить новый. Естественно, сами собой возникли вопросы, упомянутые выше: как, на какие деньги и как много времени займёт строительство? Успеем ли мы к зиме? Стоит ли рисковать, сделав упор на новый дом, или всё-таки надёжнее заняться старым? Как ни крути, лето в Сибири короткое, следует быть рассудительным и более трезво смотреть на вещи…

Однако, несмотря на все доводы разума, мы почти единодушно были за то, чтобы строить. Весна, солнце на подъёме, кажется, что сил много, желания тоже – успеем! Теперь главное определиться, каким и из чего будет наше новое жилище…

Надо сказать, что от чисто деревянного дома мы отказались сразу. Хотя, казалось бы, Сибирь, лес, строй не хочу! Но это только на первый, поверхностный взгляд. Если рассуждать практически, то кто будет возить и поднимать все эти огромные тяжёлые брёвна, работа с которыми запросто может подорвать здоровье и силы. А как мы защитим от пожара деревянный дом? И каким образом будем его утеплять, чтобы во время морозов не несло с пола холодом, как в предыдущем? И, в конце концов, из дерева не получится сделать его круглой формы, как мы давно мечтали! Ведь в углах, особенно 90 градусов, скапливается холод и негативная энергия, а круг – это приятная гармоничная форма. В общем, вариант с деревом отсекаем.

Стали думать дальше. В Интернете папа нашёл какую-то книгу про так называемые саманные дома – из глины, песка и соломы. Пишет мужчина, как они с женой буквально вылепливали свой «дом сердца», причём ничего сложного в этом процессе не было. Всё делалось из подручных материалов: глина, если капнуть глубже, есть везде, песок, как правило, тоже несложно привезти, а с соломой вообще проблем никаких. А стены поднимать может даже ребёнок: сидишь себе, лепишь комочек из глины и кидаешь в стенку, которая растёт…

Интересно и заманчиво, надо сказать, было описано! С душой. Каждое утро папа читал нам книгу по частям, а мы слушали, делали заметки и обговаривали прочитанное. В мыслях начинала складываться более чёткая картина, и пока что решили остановиться на этом варианте. Пусть будет дом из глины!

Тем временем принялись за разработку формы дома. Изначально мы хотели сделать эдакий чуть ли не коттедж в форме пчелиных сот, примыкающих друг к другу. Это был бы большой семейный дом с гостиной, кухней, ванной, личной комнатой у каждого, гаражом, мастерской, библиотекой, комнатой для гостей – словом, мечта чуть ли не каждой обычной семьи. Но к сожалению, от эдакого грандиозного проекта пришлось отказаться.

А дело вот в чём. Когда папа начал производить подсчёты, оказалось, то мы не учли много разных сложных моментов. Например, то, что глина – тяжёлый материал, и этот домище будет давить с огромной силой. Придётся копать такой фундамент, чтобы он мог выдержать это гигантское строение. Та же крыша, чтобы был скат, должна быть не менее 7 м высотой. А отопление? Сколько печек нужно топить в таком доме? В общем, чем более громоздкая постройка, тем больше возникает проблем. А ведь не зря же говорят, что всё гениальное – просто…

Тогда на смену этой идее пришла идея маленького дома. Она заключалась в том, что сейчас мы строим жильё только для двоих: для родителей. А потом, если нам понравится эта технология, то можно сделать и по домику каждому из нас. На этом и остановились. В итоге решили возводить круглый двухэтажный дом радиусом 3 метра. Если вычислить его площадь, то получается S = ?r2, т. е. S = 3,14*32 = 28,26 м2. Не очень много, но…

На самом деле с площадью возились довольно долго. С одной стороны, охота дом не какой-нибудь размером с русскую коммуналку, а попросторнее, но с другой, не стоит перебарщивать. Необходимо точно и твёрдо знать, сколько нужно места и для чего. Как писал мужчина про саманное строительство, что очень часто люди, вдохновлённые простотой действий, распланируют здоровый особняк, а затем бросают недоконченное здание на полпути. Просто в один прекрасный момент надоедает строить бесконечную махину и всё никак не доходить до конца… В наши планы бросать жильё недостроенным явно не входило, поэтому мы долго думали, прежде чем выбрали именно такой радиус.

По совету того же мужчины, мы вылепили из глины примерную модель своего дома, соблюдая масштаб и все пропорции. Это чтобы приблизительно представлять, где будет стоять какая мебель, сколько будет места между спальней и кухней, хватит ли пространства на гостиную и т. д. Для наглядного образца. Очень, кстати, помогает сориентироваться с жилплощадью.

Да, вскоре в процессе у нас произошло ещё одно изменение в планах: вместо соломы решили использовать чурки. Поэтому теперь наш дом вместо красивого слова «саман» будет называться каким-то малопривлекательным «глиночурка». Да уж, прямо какой-то чурка из глины!

Изменение это было вызвано следующими причинами. Во-первых, у нас не было столько соломы. Во-вторых, у нас в окрестностях есть много упавших сухих деревьев или просто сухостоя, который можно использовать, отсекая гнилую часть. И лес подчистим заодно… В-третьих, если в стены класть чурки, то строительство пойдёт быстрее: положил одну – и уже на 30 см часть стенки поднял! Ведь время-то у нас не терпит, вон уже май на дворе, а из-за посевной мы ещё даже фундамент не начали копать… А в-четвёртых, точнее, с этого надо было начинать, папа откуда-то достал информацию про такие дома. Что они были известны ещё в Советской России, а то и раньше, и их ставили в районах вечной мерзлоты, где лес низкорослый, поэтому дома из него строить не очень. И эта технология показала себя как одна из лучших: дерево в сочетании с глиной лучшие сохраняет тепло, чем просто глина, да ещё куча там других плюсов. Какая-то женщина рассказывала случай. У неё из предков у кого-то был такой дом. Так вот во время войны в него попал артиллерийский снаряд. Но он лишь сделал дырку в стене, а дом стоял себе как ни в чём не бывало. Потом дырку заделали – и жили себе дальше. В общем, этот вопрос мы даже не обсуждали: просто папа сообщил, что будем строить из глиночурки – и всё.

Что надо сказать в заключение этой части? Да то, что несмотря на скептические заявления окружающих и восклицаний, вроде: «Вы что, совсем из ума выжили?» — одноэтажный дом всё-таки был построен, а в январе 2007 года родители туда переселились. И, честно говоря, мы и сами не ожидали такого результата. Без преувеличения могу сказать: дом превзошёл все наши ожидания…

Фундамент — основа вашего дома

Шаг 2.

Итак, мы продолжаем рассказывать о строительстве дома из глиночурки. Напомню, что этот дом мы построили своей семьёй за относительно недолгое время – меньше полугода, используя лишь собственные силы и в основном только природные материалы.

Подготовка

Фундамент – это одна из немногих частей дома, материалы для которой приходилось брать не только из природы, но и покупать. В частности, цемент, без которого мы не представляли возможности заложить прочную основу. Сейчас, говорят, можно делать хороший фундамент и без него, чтобы дом был полностью экологичный.
Итак, сначала мы в облюбованном нами месте разметили границы дома. Палочкой обозначили центр, рулеткой отмерили 3 м радиуса и острой тяпкой начертили окружность. Получился такой совсем маленький кружочек, который как-то жалко выглядел и совсем не был похож на то пространство, в котором поместились бы и стол, и кровать, и компьютерный уголок, и кухня.

- Может, увеличим пространство ещё на метр, пока не поздно? – вякнул кто-то из нас.

Но родители отказались.

- У нас всё просчитано, — ответил папа. — Это на первый взгляд дом кажется маленьким. На самом деле изнутри он будет просторнее, чем с той же площадью прямоугольный.

Что ж, не имея собственного опыта в этом деле, приходилось верить тем, кто уже строил круглые дома. Вздохнув, мы стали отмерять и чертить вторую окружность радиусом 3,7 м. Разница в семьдесят сантиметров – это есть толщина стены будущего дома. По расчётам, этого должно быть достаточно, чтобы дом был тёплым, и в то же время не слишком много, чтобы не успеть закончить до зимы.

Для удобства дальнейших измерений нашли длинную жердину, отпилили её до размера наибольшего радиуса, а на расстоянии 3 м сделали засечку. Теперь можно было класть её одним концом в центр, а с другого конца смотреть, точно ли мы придерживаемся размеров дома, когда будем копать.

Надо сказать, мы планировали начать строительство раньше, чуть ли не с мая, когда потеплеет. Но что значит май для тех, кто имеет свой огород? Это время, которое ассоциируется лишь с одним словом – «посевная». И прошлый май был не исключением. Времени с трудом хватало на все посадки, не говоря уж о доме. Пришлось временно приостановить рвение к строительству, если таковое имелось, и с месяц пожить по поговорке: «Весенний день – год кормит».

Я же в это время как раз писала диплом в городе и приехала в поместье только в начале июня. Помню, приезжаю такая, полная сил, засиделась дома за компьютером, хочется что-нибудь физически поделать. Спрашиваю:

- Ну, как дом?

А мама мне:

- Какой дом?! Уже седьмое июня на дворе, а у нас ещё конь не валялся!!! Такими темпами мы ничего построить не успеем!

Я, конечно же, удивилась: по мне так ещё седьмое июня, и всё лето впереди! Однако в целом в семье господствовало сомнительное настроение, и мы часто возвращались к вопросу, успеем ли мы построить дом к зиме или нет; следует ли нам всё же утеплять старый домик, а строительство нового растянуть на два года; да и вообще: строят ли обычно дома за такое короткое время?!

Но ответы на эти вопросы никто не мог нам дать, кроме нас самих. Поэтому мы, всё обсудив, прикинув, рассчитав, вторично решили: да, мы будем строить новый дом, чтобы в нём благополучно перезимовать в холодное время года. Так будет – и точка.

Копать – дело нехитрое

Итак, 10 июня мы принялись копать фундамент.

Если кто-нибудь копал землю на грядках или лунки под картошку, то знает, что дело это совсем не сложное, по силам даже ребёнку. Разница будет лишь в темпах работы. Поэтому копали в основном мы, дети, т. к. у родителей было много дел по хозяйству. Иногда нам помогала мама. Это занимало примерно по часу в день, не более, так как в июне ещё много полевых работ. Сначала было вообще просто: первый слой – это травяной ковёр с жёстко переплетёнными корнями, затем земля, и, только когда пошла глина, приходилось немного поднапрячься. Зато бабушки постоянно вздыхали: «Ой, ой, ой! Как же вы там: молоденькие девочки, и сами всё копают! Бедненькие вы мои!» Не знаю, конечно, но, на мой взгляд, в этой работе действительно ничего сложного нет, особенно когда не пашешь от зари до зари, а уделяешь ей совсем малое количество времени.

Единственной помехой были дожди, когда яму заливало. К мокрой глине лучше вообще не лезть: она сама по себе тяжёлая, на лопату налипает – дело идёт медленно и отнимает кучу сил. Хоть мы и закрывали яму плёнкой, но спасало это далеко не всегда. Там, где мы заложили дом, был небольшой склон, поэтому с верхней стороны копать приходилось глубже, чем с нижней. В среднем глубина фундамента составляла 50 см.

Так работали мы себе, не зная забот, как вдруг приходят к нам родители и говорят:

- Мы сейчас прочитали такую интересную информацию про интерьер! Хорошо бы сделать дом не чисто круглый, а, например, с «ушками», и тогда эти места могут служить либо маленькими спаленками, либо под мебель, да и просто будет красиво, и пространства прибавится.

- Вы что? – не поняли мы. – С какими ещё такими «ушками»?!

- Ну, с такими маленькими и полукруглыми. Их надо выкопать одно вот здесь, на западе, а второе с востока.

И ушли. А мы остались в недоумении и без особой радости. Приспичило же им придумывать какие-то уши!

Сказать-то хорошо, а вот копать… Вон на восточной стороне дом соприкасается с лесом, и потому, когда копаешь, приходится рубить множество разных корней, что значительно затрудняет работу. Да и вообще: одно дело – просто прокопать два метра, и совсем другое – когда вместо этого нужно вырисовывать такую изогнутую полукруглую дугу, которая добавит лишь маленький островок места, а мучений с ней – выше крыши.

Со вздохом мы принялись за осуществление этого нового плана. С одной только частью восточного «уха» мы провозились два дня. И родители, видя, что такие изыски дизайна чересчур тормозят дело, решили, что пусть комнатка будет одна. Но затем и здесь взялись упростить: убрать изгибы и прокопать прямо, до определённой точки. И тогда дом будет не круглый, а в форме капли, что тоже красиво и оригинально. Больше никаких покушений на форму фундамента не происходило, чему мы были несказанно рады.

Заключительная часть копательного дела была работа со строительным уровнем. Папа довольно долго объяснял нам, для чего нужна эта штука и как ей пользоваться. Оказывается, дно фундамента выравнивают, чтобы дом впоследствии не покосился, а стоял прочно. Делается это так: отмечается нужная точка, а затем от неё кладётся длинная ровная доска, а сверху на неё – строительный уровень. По нему определяют, что следует сделать в этом месте: подкопать немного, углубить яму или, наоборот, подсыпать глины, чтобы всё дно стало ровным относительно начальной точки.

Через месяц неторопливой работы, а именно 12 июля, фундамент был вырыт.

Заливай – не зевай

Что меня всегда привлекало в строительстве дома – это постоянная смена деятельности. Покопали мы с месяц, надоело – пожалуйста, к вашим услугам заливка. Устанем заливать – там и стены на подходе. И так далее.

Итак, мы занялись подготовкой к заливке. Цемент, как было сказано, мы приобрели, песок папа привёз телегой на тракторе из песчаного карьера, который находится рядом с нашим поместьем. Воду тоже приходилось подвозить на тракторе во флягах. Кроме того, на тракторе перевезли целую кучу металлолома с горелого дома. Это всякое железо, жесть, металлические инструменты, которые когда-то были очень ценными, но после пожара потеряли своё предназначение. Туда же пошли и прочие, просто ненужные железные вещи, например, руль от старого велосипеда, дырявые тазы, остатки от старой печки-буржуйки и т. д.

«Для чего это всё было нужно? – спросите вы. – Что за свалка?» Я тоже сначала долго удивлялась. Думала: начитались родители, как всегда, странной литературы – и радуются. Но оказалось, что нет, вовсе это не свалка, а вполне разумный подход. Во-первых, если фундамент дома будет состоять не только из бетона (смеси цемента, песка и воды), но и из других твёрдых, как металл, составляющих, то он будет значительно крепче и более связанным между собой. Так же, как корни луговых трав накрепко связывают тот слой земли, в котором находятся, так и железяки будут укреплять фундамент, делая его во много раз прочнее, выступят по-строительному арматурой. Во-вторых, чем больше будет различного рода наполнителей, тем меньше будет тратиться раствора для заливки, что сэкономит силы и деньги, и тем быстрее будет идти процесс работы. Ну, и, в-третьих, зачем засорять окружающее пространство, выбрасывая горелое железо на общественные свалки, если его можно с успехом применить у себя?

Также на машине привезли камни, куски асфальта и три коробки пустых пивных бутылок. Вот такое получилось безотходное производство. Даже бутылки, которыми летом просто захламлены улицы нашего города, — и те пригодились.

Итак, заливку мы начали как раз с пивных бутылок. Мы разбивали их молотком или друг о друга над ямой и таким образом прокладывали самый первый слой. Нужен он как защита от мышей и крыс, ну, и конечно, хороший – почти вечный – наполнитель. Надо сказать, хорошее и милое это дело: сиди себе и бей бутылки! Жаль, что они быстро закончились.

Теперь приступили к самому главному – приготовлению раствора для заливки. Для этих целей мы ещё давно приобрели бетономешалку и превратили её в ручную. Бывают ещё и электрические, о которых поётся: «Бетономешалка мешает бетон! Бригада рабочих пьёт самогон!» Но мы предпочитали не пить самогон, а самолично участвовать в процессе приготовления раствора, к тому же объёмы у нас не такие большие, как на обычных стройках.

В бетономешалку мы засыпали четыре ведра песка (десяти-двенадцатилитровых), одно пятилитровое ведёрко цемента и примерно два ведра воды в зависимости от влажности песка. Консистенция должна быть, как у жидкой сметаны. Несколько минут, вращая ручкой то в одну, то в другую сторону, раствор перемешивали, затем разливали по вёдрам и выливали раствор сверху на слой битых бутылок. Это делали сразу после перемешивания, так как, известно, нельзя оставлять такую смесь, иначе она просто застынет в бетономешалке.

Помнится, непосредственно перед заливкой папа сказал нам:

- Одевайтесь в самую плохую ненужную одежду, будете грязными по уши!

Но мы не придали его словам большого значения. К тому же накануне был банный день, а ведь так приятно ходить чистым в чистом одеянии! Однако вскоре мы поняли, какую допустили оплошность. Пыль, песок, цемент – всё это оседало противным слоем на теле, а капли бетона, брызги его при выливании находили порой за ушами и на голове. Про одежду и говорить нечего – хоть заново стирай. Пришлось делать баню вторично, а затем и почти каждый раз после активной работы на стройке.

Но больше всего страдали руки. Я не могла без боли смотреть, как кожа на них сохнет, шелушится, а сами ладони становятся грубее и морщинистее. Это всё из-за цемента. Папа предложил работать в перчатках, но ещё неизвестно, как чувствовала бы себя кожа летом в резине. Поэтому я каждый вечер тщательно обмывала свои руки и смазывала их биодинамическим кремом. Только это их и спасало.

Далее всё шло более или менее гладко: готовили смесь, заливали, в неё клали камни и железяки. Дождь здесь был уже не помехой, так как бетон схватывался буквально через сорок минут и становился твёрдым. Позже, чтобы не таскать тяжёлые вёдра, приспособились выливать раствор в яму напрямую. Поскольку бетономешалка у нас на колёсиках, то её несложно передвигать к нужному месту.

Так продолжалось до тех пор, пока яма не наполнилась. В один прекрасный момент фундамент сровнялся с землёй, и теперь приходилось действовать иначе. Ведь дом не может быть так близко к земле. Снизу может пойти какой-нибудь грибок, сырость, что плохо повлияет на глиняные стены. Поэтому нужно поднять фундамент над землёй сантиметров на тридцать. А для этого для дальнейшей заливки надо использовать опалубку.

Наша опалубка состояла из двух небольших кусков примерно 1,5*0,5 м тонкой фанеры, которые на расстоянии 70 см были соединены поперек между собой палками. Такая конструкция устанавливалась сверху на фундамент, на её бока мы надевали плёнку, чтобы, пока бетон сохнет, он не прилипал намертво к фанере, а с обеих сторон подпирали камнями, чтобы, когда будем лить жидкую смесь, конструкция не расползлась в разные стороны. И дело пошло в том же духе: заливка, камни, железяки. Единственное, что изменили – это густоту раствора. Будучи слишком жидким, он-таки умудрялся протечь сквозь маленькие щели, поэтому решили делать его чуть гуще.
Однако только мы приспособились и разогнались делать заливку в опалубку, как вдруг прибегает мама и сообщает нам, что закончилась вода.

- Как? Совсем закончилась? – опешили мы.

- Совсем. Считайте, мы сколько на баню тратим, сколько на раствор, а дождей в последнее время нет и нет.

- И что теперь делать?..

Вопрос завис в душном летнем воздухе. После пожара у нас сгорела станция, при помощи которой мы качали воду из-под земли, поэтому всю весну и лето мы занимались тем, что собирали дождевую воду с крыш в бочки, а для питья – ходили на ручей с вёдрами. К счастью, лето засушливым не было, а, наоборот, без конца поливало нас с неба, поэтому вопрос с нехваткой воды периодически решался сам собой. Но на данный момент дождь не приходил целую неделю, а это могло серьёзно затормозить и так не особо скоростное строительство.

Следующий день мы провели в размышлениях над тем, что делать дальше: покупать ли другую станцию на неизвестно какие деньги, бегать ли с ведёрками с ручья да и вообще… К вечеру созрел один более или менее альтернативный вариант. Смысл его в том, что папа подъезжает на тракторе с бочкой недалеко от ручья, и мы вёдрами носим в неё воду. Надо сказать, что мне такой план не понравился изначально.

- Ну, сколько мы так перетаскаем воды? От ручья до бочки не один шаг, надо забраться на горку и донести до дороги. На эту зарядку у нас уйдут все силы, что потом заливать вообще не захочется.

- Мы же не будем много носить, — возражал мне папа. – Принесём конвейером каждый по десять вёдер – и всё. Уже 500 литров получится.

- Ну, не знаю… Лично я чувствую, что быстро устану от такой работы.

Но поскольку других более приемлемых вариантов у нас не высвечивалось, пришлось опробовать этот. Ох, уж и повозились мы с этой водой! На это дело действительно ушли все силы. После таскания тяжёлых вёдер с водой совсем не хотелось поднимать в бетономешалку не менее «лёгкие» вёдра с песком. Да и просто уставали. К великому счастью для нас, буквально через день пришёл хороший мощный дождина дня на три, и мы убили двух зайцев: собрали нужное количество воды и отдохнули от стройки. К тому же родители сделали нам подарок – купили небольшие семилитровые ведёрки, поднимать и высыпать которые было значительно легче.

Вскоре наш фундамент поднялся до 30 см, и мы, обрадованные, что первая часть строительства готова, уже морально готовились перейти к следующему этапу – к стенам. Однако здесь нас ждал большой подвох: поскольку наш дом расположился на склоне, то на верхней стороне фундамент был высотой не более 10-15 см, а этого было явно недостаточно. Поэтому папа распорядился, чтобы сделали ещё один круг и подняли уровень заливки ещё сантиметров на двадцать.

- Если уж делать – то сразу качественно, — нравоучительно заявил он. Да-а, что правда – то правда.

Тем временем на дворе стоял август, замечательный месяц сбора ягод и грибов, первого обильного урожая, сенокоса, поездок за пределы поместья да и вообще много чего. В августе всё растёт, цветёт и пахнет; можно пойти по огороду, сорвать и съесть всё, что душе угодно – одним словом, рай да и только! Какое тут строительство? Какой дом?!

Поэтому заливка продолжалась крайне медленными темпами, и, хотя мы планировали закончить фундамент к 20 августа, в реальности вышла задержка аж на целый месяц. Но, странно, что паниковать по этому поводу никто и не собирался. Наверное, некогда было. Да ещё сентябрь подошёл незаметно, а этот славный месяц для земледельцев проходит под знаком уборочной, когда с утра до вечера только и думаешь о сборе урожая, и времени на что-либо другое просто нет. Правда, для нас прошлая уборочная прошла мирно и спокойно, и в сентябре, предварительно выровняв фундамент строительным уровнем, мы-таки закончили заливку.

Ура! Первое большое дело сделано. Мощный, прочный, хороший фундамент, являющийся главной частью, основой всего дома, — готов. Можно порадоваться, побегать по нему по кругу и, вздохнув поглубже и набравшись сил, приступать к не менее важному этапу – стенам. Но об этом мы поговорим в следующий раз.

Возводим стены (начало)

Шаг 3.

Итак, мы продолжаем рассказывать о строительстве дома из глиночурки. Напомню, что этот дом мы построили своей семьёй за относительно недолгое время – меньше полугода, используя лишь собственные силы и в основном только природные материалы.

Подготовка

«Ну, всё: лето закончилось, сентябрь уж на дворе – а у нас ещё конь не валялся!» – с беспокойством думали мы, глядя фундамент и пытаясь представить, что к зиме на этом практически пустом месте должен стоять какой-никакой, но жилой дом. Зима, как известно, сибиряков особо не балует: как нагрянет в лучшем случае в ноябре, а то и в октябре – и всё, конец всем радужным планам. Остаётся лишь месяц или два…

Утешало лишь то, что летом мы совершенно не занимались стройкой основательно. А теперь, когда урожай весь собран, а погода позволяет, то почему бы и целый день не посвятить дому? Тогда и дело быстрее пойдёт.

На том и остановились. И пошла полным ходом подготовка к воздвижению стен. Что для этого нужно? Во-первых, положить половые балки – эдакие здоровенные, толстые, большие брёвна, которые папа привёз трактором из леса и обтесал. Надо сказать, что такую махину не то что один человек – вся наша семья, даже надорвавшись, и на сантиметр не сдвинет. А надо затащить аж три штуки на фундамент и оставить их там. Что делать?

Конечно же, подключить голову. Папа подъехал трактором с другой стороны дома и прицепил к нему прочные ремни, которыми мы с двух концов обвязали первое бревно. Затем облокотили две доски на фундамент, чтобы бревно могло заехать, и приготовились поддерживать его и не дать упасть.

– Если что – отбегайте, – крикнул нам папа, усаживаясь за трактор.

Ну, уж постараемся. Быть раздавленным бревном в начале строительства дома ой как не хотелось! Папа завёл трактор и стал потихоньку тянуть. Мы же по краям и в центре придерживали, чтобы оно не скатилось вниз. Тянул-тянул он, медленно, потихоньку, без резких движений. Тянул и без конца оглядывался: всё ли в порядке? Никого не задавили? Бревно черепашьим ходом поднималось… И тут раз – и вытянул: оно заехало на фундамент! Мы срочно подложили под него кирпичи, чтобы оно никуда не укатилось.

Уф! Даже не верится: такую громадину затащили!

С остальными тоже пришлось немного повозиться, но в общем мы это сложное дело сделали.

Теперь с новым энтузиазмом мы взялись копать ямы. Одна из них – это будущий подвал, а две другие – небольшие ямки полметра глубиной для перемешивания в ней глины. Со вторыми мы справились без проблем, а вот с подвалом – не всё так просто. Копать его мы начали ещё летом, и сначала дело шло довольно гладко: мы наполняли лопатой тележку, вывозили её за пределы дома и опрокидывали: землю – подальше, для будущей грядки, а глину – в кучу рядом с домом, для будущих стен. Теперь же эти самые брёвна, половые балки, которые папа обтёсывал и подгонял так, чтобы они прочно легли на фундамент, мешали прежним способом вывозить глину: тележку некуда было ставить.

А как ещё можно доставать её из подвала? Вёдрами – тяжело, долго и неудобно. Глина – это вам всё-таки не опилки и не зола, это тяжёлый материал. А без конца таскать на себе тяжести нам, молодым девушкам, вовсе не улыбалось.
Но первое время пришлось всё же потаскать… Самое нелюбимое дело было – доставать глину из ямы. Но вскоре мы приспособились: притащили длинный ремень с крючком и временно, пока подвал ещё не сильно глубокий, облегчили себе работу. Один внизу набирал ведро, второй стоял на половой балке, зацеплял ведро и поднимал его, затрачивая меньше сил, чем обычно. А третий принимал его через стену, когда она стала расти. Но всё равно, нелёгкая это работа.

Что нам нужно ещё для стены? Чурки. Одна из самых главных составляющих. С ними тоже пришлось повозиться. Искать в лесу сухие деревья, рубить и распиливать их нам помогал один человек, крепкий мужчина лет за пятьдесят. Ему нужна была работа, а у нас в это время для быстрых темпов как раз не хватало мужских рук. Затем папа нагружал ими телегу и привозил на тракторе, вываливал в кучу. Наша задача была – просматривать чурки и обрубать гнилую кору, если таковая была. Дело в общем-то несложное. Но если учитывать, что у нас сейчас постоянно шла нагрузка на руки, то на чурки просто не оставалось сил. Поэтому это дело вскоре перевалилось на папу.

Далее: песок, вода – всё это тоже легло на папу, он подвозил всё на тракторе. Ну, вот в целом и всё.

Готовим смесь

21 сентября мы наконец-то приступили к стенам! Что для этого сделали? Во-первых, накрыли фундамент рубероидом, чтобы он свисал – это всё меры против проникновения влаги снизу, от земли к стенам. Во-вторых, мы засыпали в ямы для перемешивания раствора по 16 вёдер глины и 4 ведра песка. Ямы залили водой и оставили их на время, чтобы глина размокла и все комочки растворились в воде. После обеда мы пришли, надели резиновые сапоги, и двое из нас вошли в первую яму.

Боже мой! Что это было! Даже хуже, чем в болоте! Войти-то мы вошли, а вот сделать хотя бы шаг уже не получалось. Раствор был настолько вязким и плотным, что вытащить и него ногу можно было, лишь приложив огромные усилия.

- И кто это говорил, что перемешивать глину – одно удовольствие?! – возмущались мы.

- Нормальные люди перемешивают её летом, босиком, – пояснил папа. – А нам нужно либо греть воду, либо работать в сапогах.

- А что, можно попробовать и босиком, – сказала мама и, скинув с себя сапоги, прыгнула в яму.

- Ну, как? – скептически спросили мы.

- Гораздо лучше! Не хотите попробовать, а?

Я наклонилась и потрогала раствор рукой. «Снимать сапоги и лезть в такую холодину – оно мне надо? Лучше уж так пытаться». Тем временем мама замёрзла (хотя говорила, что просто устала), и я залезла туда в сапогах. Решили добавить немного воды, чтобы было легче перемешивать, хотя раствор должен быть достаточно густым. И, напрягая все мышцы, я стала ходить по кругу, ворочая ногами глину и песок. Иногда приходилось придерживать сапог, иначе он просто снимался, и была опасность наступить сухой чистой ногой в носке в эту малоприятную смесь. Но в общем после первых трудностей пошло привыкание, и ходить как будто стало легче.

– Перемешивайте тщательно! – наблюдал за нами папа. – Чем однороднее будет масса, тем прочнее будет дом. Никаких комков чтобы не оставалось!

Что мы только не придумывали для облегчения этого процесса! Кто-то пытался упереться на шест и ходить вокруг него, кто-то облокотился руками на землю и перемешивал ногами свой угол, кто-то прыгал босиком… Наконец, когда глина с песком стали более или менее едины, насыпали цемент – семилитровое ведёрко. И тогда наступил второй этап размешивания.

Дело в том, что цемент, оказывается, поглощает в себя всю воду, и оттого раствор вдруг резко становится таким густым, что никаких сил на него не хватает. Опять пришлось доливать воды. К тому же с цементом просто перемешивать тяжелее, он как будто схватывает ноги и не пускает их.

- А как же люди, которые размешивают босиком? – поинтересовалась я. – У них, наверное, к концу строительства от цемента вся кожа на ногах слезает!

- Летом в стены вообще не кладут цемент, – пояснил папа. – Стена становится прочной и без него. Мы бы тоже не клали, так всё-таки экологичнее, но у нас ночи холодные, и стена просто не успеет высохнуть и схватиться.

Наконец, когда раствор был полностью размешан, мы, переобувшись, принялись его относить на первый участок стены длиной около трёх метров. Делали это руками: просто брали большой комок в ладони и бросали его на одну часть фундамента, на рубероид. Таскали смесь недолго: минут двадцать, наверное. Нас было четверо: мы и мама. Папа же тем временем готовил фундамент для печки в доме.

После того как всю глину выложили, встал вопрос: как быть с чурками? Обычно предлагают обмакивать чурки в раствор и класть их в стену. Но, во-первых, наш раствор получается довольно густым и неудобным для обмакивания, а если его делать жидким, он будет растекаться. Во-вторых, это весьма трудоёмко: каждую чурку поднеси, опусти в яму, затем подними и положи. Мы же хотели бы облегчить себе работу и делать так, как оно получается проще. Поэтому решили не обмакивать, а прямо так класть их в стену. Что мы, собственно, и сделали, пока раствор не успел схватиться.

Первый ряд чурок выкладывали вдоль стены, сверху собирались проложить смесью, а второй ряд планировали выложить поперёк, чтобы конструкция была более прочной. Но, прежде чем заниматься вторым рядом, нужно было забить смесью промежутки между чурок, чтобы дерево с деревом не соприкасалось. Поэтому мы приступили ко второй яме.

Первые чурки, которые мы клали, были лиственничные. Ещё у нас имелись сосновые, но они значительно легче, поэтому их оставили на потом, на верхнюю часть стены. Размеров они были небольших: 30-50 см в длину и 15-30 см в «толщину». Форма тоже у всех была разная: и прямоугольные, и треугольные, и косые. И всех их нужно было сровнять раствором, чтобы на эту поверхность положить следующий ряд. Так и сделали.

После этого мы ушли, оставив стены сохнуть. На ночь решили ямы глиной и песком не заполнять, а то они смёрзнутся, и потом их будет сложнее размешивать.

Ищем нужные пропорции

На следующий день мы пришли посмотреть на наш маленький участок стены. Он уже высох, однако в нём были видны образовавшиеся трещины.

- Н-да, – качая головой, проговорил папа. – Трещины нужно залить жидким раствором, а для стен увеличить количество песка.

- И сколько его класть?

- Одну треть от глины. У вас было 16 и 4 ведра, теперь пусть будет 15 и 5.
Также до обеда мы засыпали наши ямы, но у нас ещё оставалось время, поэтому мы решили добавить ещё глины и песка.

- Что тянуть время: сразу же размешаем много смеси, и часть стенки ощутимо поднимется, – рассуждали мы. – Возьмём не 15 и 5, а, например, 21 и 7.
Так порешив, мы досыпали обе ямы и залили их водой.

После обеда пришли и принялись размешивать. Однако при таком количестве раствора ноги ещё больше увязали, и процесс шёл медленно и с трудом. Зато потом, когда яма была готова, смеси получилось довольно много, и мы значительно продвинулись: проложили ещё три метра стены небольшим слоем и добавили сверху на вчерашнюю стену.

Но тут папа вдруг оторвался от печки и обратился к нам:

- Стоп, стоп, стоп! Подождите! Хватит взращивать один кусок стены. Он ведь должен скрепляться с остальными! Надо класть глину по кругу, чтобы поднятие шло равномерно.

- Понятно, – ответили мы, приступая ко второй яме.

Однако на следующий день мы снова обнаружили небольшие трещины в стене. Тогда добавили ещё песка, половину от количества глины, и засыпали в яму 20 и 10 вёдер. Цемента же, наоборот, уменьшили до половины семилитрового ведёрка, так как он слишком быстро расходовался. И, надо сказать, это соотношение оказалось для нас оптимальным. Трещин больше не возникало, и мы, решив эту маленькую проблемку, продолжали воздвигать стены.

Отвес

- Стена должна быть отвесной, – говорил нам папа. – Повесьте на верёвочку тяжёлый предмет и смотрите, чтобы поднятие шло строго вертикально.

Мы так и сделали. Однако по бокам глине налипать было трудно, она всё равно сползала вниз. Это происходило по двум причинам. Во-первых, слишком много было смеси и мало чурок. Когда глина сама по себе, то она склонна двигаться, сползать, растекаться. Во-вторых, мы клали чурки так, чтобы они не были видны из стены. То есть всегда оставалось расстояние примерно в 5-10 см с краю стенки, которое надо было заделать смесью. Но она не прилипала к чуркам и вечно сползала. А позже вообще стала отваливаться, уже высохшая, кусками.

На самом деле было довольно обидно, когда ты стараешься, месишь этот раствор, выкладываешь каждую часть стены, а она вдруг раз – и рушится через какое-то время. Нет уж, так дальше продолжаться не должно! Кому нужен этот медвежий труд?!

Собрали семейный совет, стали обсуждать.

- Я думаю, надо увеличить количество чурок, – сказал папа.

- А их хватит?

- По моим подсчётам, должно хватить.

- Может, всё-таки будем класть чурки так, чтобы их край упирался в конец стены? – предложил кто-то. – Тогда раствор с краю не будет отваливаться.

- А так получится?

- Можно нарисовать.

- Почему бы и нет? Можно попробовать и так.

На этом и остановились. На следующий день взялись воздвигать стены новым способом. Однако здесь возникла проблема: чурки, которые мы клали от центра к краю, лежали не прямо, а под наклоном и тоже могли скатиться. Поэтому пришлось нарезать топориком палочки и подтыкивать ими стенку так, чтобы чурка лежала ровно горизонтально. Дело это было довольно муторное, но что поделать: у нас же интуитивное строительство, и приходится учиться на своих ошибках. Зато когда мы всё выровняли и горизонтально, и вертикально, дело пошло быстрее: с увеличением числа чурок стена стала расти чуть ли не на глазах. А смесь служила лишь скрепляющим материалом, не основным, и потому не расплывалась.

Дверь

Одинокая дверь долгое время валялась у нас под навесом, ожидая своего часа. Её купили ещё летом (в иной раз папа бы сделал сам, но сейчас время было дороже денег) и покрасили олифой. Теперь, когда папа, наконец, соорудил дверной проём из имеющихся у нас материалов, настала пора устанавливать эту громадину. Вообще дверей планировалось две, чтобы зимой теплее было, но пока решили поставить одну, со внешней стороны.

- Вот хорошо: дверь поставим – и столько места в стене сразу заполнится! – радовались мы.

- Ага. А потом ещё четыре окошка будет – и вообще тогда быстро всё построим!

Поэтому, когда папа подогнал дверь под проём, мы с радостью помогли ему её водворить на законное место с южной стороны дома. Он долго ещё укреплял её, проверял строительным уровнем, чтобы всё было ровно горизонтально и вертикально, и только потом разрешил нам с обеих сторон залеплять её чурками и глиной.

В этот день как раз к нам приехала машина по заказу и привезла два поддона кирпичей для печки. Представляю, что водитель подумал, увидев такую странную конструкцию с одиноко торчащей дверью!

Первые холода

В начале октября пришли первые холода. Тёплые сентябрьские деньки с последними отголосками золотой осени ушли, и наступило сумрачное время с сильными северными ветрами, дождём, мокрым снегом. Температура днём держалась около нуля градусов, а то и ниже. Естественно, при такой погоде ни о каком строительстве не могло быть и речи. Хотя в периоды затишья мы-таки выходили сделать замес-другой, чтобы дело хоть как-то двигалось. Но всё равно быстро замерзали.

- Пока держится около нуля, строить будем, а если будет ниже минус пяти – тогда сделаем перерыв, – распорядилась мама.

Первые холода принесли отголоски сомнения в наши ряды. Пока стояла относительно тёплая, солнечная погода, мы строили себе и радовались жизни.
Казалось, всё идёт хорошо и так будет продолжаться вечно. О завтрашнем дне особо не думали, жили настоящим, увеличили количество замесов до четырёх в день.

Теперь, когда мы сидели у печки в холодном домике и глядели в окно, ситуация казалось далеко не столь прекрасной, и мысли лезли не совсем радостные. Ведь если такая погода продержится весь октябрь, то как мы будем стоить? Успеем ли? Стена поднята всего на метр. Посильную ли ношу мы на себя взвалили?..

Да и в общем трудностей прибавилось: вода ночью сильно остывала и была утром совсем ледяная, отчего глина, песок хуже расходились, особенно комочки. Да и теперь мы уже не заботились о том, чтобы масса была однородная и всё тщательно перемешано. Засыпали яму, заливали водой и тут же брали мастерки и маленькие лопатки и ими размешивали. Ну, или сапогами: кому как. Руками теперь смесь тоже не таскали: холодно. Использовали большие и маленькие лопаты.

Как-то вечером за чашкой чая папа обрадовал нас:

- Завтра ожидается потепление, до +8 градусов даже. Вроде погода налаживается. Надо увеличить количество замесов в день и действовать более интенсивно.

Никто даже не думал ему возражать. Время поджимает, и надо собрать все силы, мобилизироваться и – довести начатое дело до конца. К счастью, непогода, посвирепствовав четыре дня, стихла, уступив место более солнечным и удачным для строительства денькам.

Возводим стены (продолжение)

Шаг 3.

Итак, мы продолжаем рассказывать о строительстве дома из глиночурки. Напомню, что этот дом мы построили своей семьёй за относительно недолгое время – меньше полугода, используя лишь собственные силы и в основном только природные материалы.

Чем глубже подвал – тем тяжелее глина

Первым делом после временных холодов папа принёс маленькую печку-буржуйку, поставил её в доме и топил каждый день, чтобы греть воду для воздвижения основной, кирпичной печи. Вторым делом он постелил доски на пол (пол возвышался над фундаментом на 80 см). Первые доски, кстати, мы не покупали, а использовали те, что имелись: разобрали ненужные постройки, насобирали так по хозяйству. По ним стало гораздо удобнее ходить: не перескакивать через половые балки с тяжёлыми вёдрами глины, а спокойно расхаживать в любую сторону в пределах дома.

Следующая проблема, которая возникла на нашем пути, – это всё увеличивающаяся глубина подвала, всё возрастающая стена, и всё большее расстояние между низом и верхом, отчего поднимать вёдра с глиной становилось всё труднее и труднее. Немного подумав, решили для этих целей купить таль. Хоть денег у нас было в обрез, но экономить на собственном здоровье нам совсем не хотелось, да и быстрее так будет.

Таль (наверное, все знают, но всё же поясню) – это длинная железная цепь с крюком, которая с небольшими затратами труда может поднимать тяжёлый груз (до двух тонн). Чтобы её пустить в дело, папа установил козлы (ударение на первый слог), и на них повесил таль. К крюку мы привязали корыто, вмещающее 16 вёдер глины, и теперь опускали его, кто-то в подвале наполнял, затем поднимали наверх, перетаскивали глину в ямы, делали замесы. Сначала толком не разобрались, и, казалось, с талью ничуть не быстрее, но вскоре приспособились, и дело пошло на лад. 16 вёдер глины мы сыпали в яму, добавляли 8 вёдер песка, а от цемента отказались.

- При низкой температуре воздуха и воды от него нет совершенно никакого толку, – объяснил нам папа.

- А как же тогда стена будет схватываться? – поинтересовались мы.

- Всё, поздно: схватываться она больше не будет. Теперь она, как вы видите, замерзает и не разморозится до самой весны.

Меня такое положение вещей несколько озадачило.

- Постой, а если она весной разморозится, то, никак не скреплённая, она же поплывёт, и стена рухнет?

Папа на мой вопрос почесал в затылке.

- Я думал об этом. Решил, что когда мы поселимся, то будем топить, и внутренняя часть стен начнёт оттаивать. А мы её будем уплотнять. Затем она высохнет и встанет камнем. А со внешней придётся то же самое делать весной…

- М-да… – только ответила я.

- Да не беспокойся, по крайней мере, зимой дом точно не развалится! – заверил меня папа.

- Спасибо, успокоил!

Холодильник

А это ещё одна заморочка наших родителей. Вычитали они где-то, что если встроить в стену ящичек, то он будет служить холодильником, поскольку с его задней части стена тоньше, и воздух в нём будет охлаждаться. Нет, я не спорю, дело хорошее. Но только мы ещё толком не определились, как будет располагаться кухня, где будет стол, где полка, где мамин уголок, а тут уже надо было решать, в какую часть стены встраивать холодильник.

Ну, встроили. Ящичек такой полметра шириной, метр с лишним высотой, сантиметров тридцать глубиной. Посмотрим, что из него выйдет.

Чурки-четвертинки

Наконец-то лиственничные чурки закончились! Мне они меньше нравились, потому что они тяжелее и по размеру все разные, а это очень неудобно для закладки стены. Теперь пошли сосновые чурки, у которых был целый набор преимуществ. Ну, во-первых, они легче. Во-вторых, у них почти не надо обтёсывать кору, почти нет гнили. В-третьих, они сами по себе здоровые: в районе полметра высотой и сантиметров 50-70 длиной. Представьте себе, если выложить ряд из таких махин – как сразу стена поднимается! Прямо аж душа радуется.

Мама в конце строительства всегда обходила дом, измеряла его, отмечала, насколько продвинулись. И радовалась, глядя на большие чурки, говоря:

- Как быстро у нас строится дом!

На самом деле класть чурки – это тоже особое искусство. Я всегда выбирала и затем обрубала другие чурки так, чтобы они были четвертинками. Как четверть круглого торта. Короче, с углом 90 градусов. Этим самым углом я клала чурку на край стены, отчего стенка получалась ровной и красивой. И главное – отвесной.

Просто если положить с краю косую чурку, то пустое расстояние придётся заливать глиной, а она, как мы уже видели, будет скатываться и откалываться. Особенно приятно выкладывать большие, ровные чурки-четвертинки. К сожалению, они быстро закончились, и пошли немного косые чурки, закрученные, с которыми работать было не так удобно.

А ещё мне нравились чурки-половинки и чурки-целые. Вот их как положишь – так уж точно: сразу полстены готово! Правда, затаскивать по лестнице их было довольно проблематично, и без посторонней помощи у меня не получалось. Зато когда стена росла, как на дрожжах, у всех нас было хорошее оптимистичное настроение. Темпы работы возросли максимально: делали по 6-8 замесов в день. Почти всегда было солнечно, и даже если была минусовая температура, то при солнце это было не страшно. Казалось, мы всё построим, всё успеем, а погода будет нам благоприятствовать. И было бы, наверное, именно так, если бы вдруг…

Первые морозы

В начале ноября ударило –14 градусов. Это вам уже не шутки.

Ладно, к снегу мы уже привыкли: периодически на улице и в наш дом слегка наметало, и мы, выходя по утрам, сметали веником снежок с замёрзших стен и пола. К холодам тоже вроде как адаптировались. О том, чтобы не работать при минус пяти, уже не было и речи. Мы ещё удивлялись: и как это мы раньше при нуле градусов могли ничего не делать! Столько времени потеряли! Сейчас такая температура – вообще благодать. А ещё мы удивлялись, что раньше мы делали всего по два замеса в день. И куда мы смотрели?!

В общем, приступы удивления иногда случались, но речь не об этом. К –14 градусам мы готовы не были. Уже порядком устав, мы (дети) хоть и беспокоились о благополучном завершении нашего строительства, но больше с радостью восприняли этот мороз. Наконец-то можно хоть отдохнуть, расслабиться, а не работать, как заведённый, с утра до вечера с небольшим перерывом на обед. Ведь что ни говори, а интенсивная стройка – дело очень тяжёлое, особенно при малоблагоприятных условиях. Уставали и физически, и морально. Родители нам всё обещали: «Вот закончим в октябре стены – и всё, гуляйте!» Наступил октябрь, а ничего ещё не завершено. «Ну, в ноябре уж точно можете отдыхать!» Дело близится к ноябрю, а конца всё не видно. Да сколько же это может продолжаться? Вроде стена растёт, пашем с утра до вечера, а толку как будто и нет. Когда же наконец мы всё построим?!

Так вот, мы планировали отдохнуть при морозах, поваляться на кровати с книгой, ничего не делая и ни о чём не думая под треск дров в печи. Уже настроились, расслабились… Да не тут-то было! Думаете, позволительна такая безответственность? Пришла мама и заявила, что будем строить, затем греться и снова строить. От такого положения вещей все дружно скисли…

Меняем тактику

Ну, что поделать: коль пришли морозы, то будем приспосабливаться к ним. Через пару дней, когда чуть-чуть отпустило, папа закончил большую кирпичную печку, что было очень кстати.

Итак, замесы. Месить в яме больше не было никакого смысла. Зачем делать лишнюю работу: сначала доставать глину из подвала, затем выносить за пределы дома (делать круг через дверь, так как стены были уже довольно высокими, через них не передашь), делать замес и подавать его снизу вверх ведёрками тому, кто стоит на лестнице и его выкладывает. Очень неудобно и непрактично. Поэтому теперь мы брали небольшое корыто или тазик, забирались каждый на свой участок стены, а кто-то подавал сюда, наверх, глину, песок, тёплую воду. Приходилось тут же быстро размешивать, иначе раствор замерзал на глазах. Затем выкладывали его – и сразу же чурки. Уже через 10-15 минут он смерзался так, что по нему можно было ходить и даже поскользнуться, как на льду.

Также проблемы были с подвалом. Уже с середины октября мы закрывали яму нетканым материалом, чтобы глина не промерзала. Но со временем и это не помогало, поэтому приходилось долбить её ломом, а смёрзшиеся комья оттаивать на печке. К тому же, поскольку яма всё увеличивалась вглубь, то тали уже не хватало. Пришлось оставить середину и не копать, чтобы там стояло корыто. А копать лишь по краям, с каждым разом всё выше и выше закидывая глину. Всё это, конечно же, уменьшало темпы работы.

Песок. Когда замерзал песок, то его просто невозможно было брать вообще. Решили, что пока он окончательно не замёрз, привести большую телегу, высыпать здесь и каждый день закрывать. Верхний слой замерзал, а если копнуть внутрь, то можно было выгрести незамёрзшую часть.

Воду в основном брали из снега, ставили на печку и ждали, пока он растает. Работали в перчатках тёплых и сверху резиновых.

Вот такие дела. Надо сказать, что этот мороз быстро прошёл, и снова установилась солнечная погода с температурой –5…– 10 градусов. Иногда поднималось до нуля, и в такое время возле дома и внутри стояла непроходимая грязь из мокрой земли и глины, которая налипала на сапоги, разносилась по полу, была везде. А однажды в самую оттепель прошёл дождь, и тогда вообще всё размыло. Но в общем-то на темпы работы это особо не влияло, и мы продолжали интенсивное строительство.

Окна

- Отмерь четыре метра от двери и выровняй это место под окна, – сказал как-то мне папа.

- А что, все окошки рядом будут? – поинтересовалась я.

- Почему все? Одно на кухне, а только эти три рядом. Просто поскольку они будут у нас с южной и юго-западной сторон, то зимой солнце будет в них светить, и дом нагреваться.

- А летом? У вас же тут баня будет!

- Летом солнце уже высоко, поэтому никакой бани не будет. Оно будет светить лишь рано утром в кухонное окно, которое на юго-востоке.

«Хм, неплохо придумано», – думала я, сметая веником слой выпавшего вчера снега с оконного места. Папа тем временем конструировал проёмы под окна 1,35*1,35 м, а самих окон у нас ещё не было в помине. По идее папа хотел бы соорудить их сам… Это было бы и красивее, и дешевле, и приятнее. Но ведь это большое дело, которое не провернуть в один присест. На это нужно ВРЕМЯ. А это то, чего в наших условиях мы не получим, если не продлим осень как минимум на полгода.

Итак, когда оконные проёмы, были готовы, мы, все вместе взявшись, затаскивали их в дом и устанавливали каждый на своём месте. Мама тут же замазывала щели и неровности, а папа проверял, точно ли горизонтально и вертикально они стоят.
Такую операцию мы проделали с двумя первыми окнами, а вот третье у нас не вошло. Не вместилось.

- Ты точно отмеряла четыре метра? – спросил меня папа.

- Точно! На три раза мерила. Просто, наверное, не учли, что между дверью и первым окном будет место.

- Нет, всё было учтено…

Однако что ни говори, а факт остаётся фактом: третье окно не вмещается. И поэтому надо либо сдвинуть все окна ближе к двери, либо отколачивать часть стены. Первый вариант был удобен тем, что не надо было ничего делать: подвинул окна – и всё. Зато это было бы нерационально: может, сразу у двери надо было сделать место для одежды или ещё для чего, а тут окно. Да и просто некрасиво как-то.

Второй вариант был бы лучше со всех сторон, если бы не надо было ломать стену. Подумав, всё взвесив и обсудив, выбрали всё-таки второй.

Эх, как у меня душа болела, когда папа откалывал колуном те чурки, которые я туда ставила! Вот эта коряга как раз легла в пустой промежуток, а вон та четвертинка такая красивая, что прямо здесь ей только и лежать! Каждый глухой удар словно отдавался в сердце.

Зато я внутренне порадовалась: пришлось папе помучиться, прежде чем отколоть-таки часть стены! Чувствуется, что работа сделана на совесть. Даже пришлось лом доставать. Хотя, может, это просто чурки с раствором смёрзлись так, что их ничем не проймёшь. Да уж, точно: зимой дом будет стоять, и, кажется, ничто ему не страшно: ни война, ни землетрясение…

Установив последний оконный блок, мы с облегчением вздохнули. Вот теперь видно, что мы значительно продвинулись вверх! Ведь мы практически не отдыхали, работали даже в непогоду. И теперь можно увидеть наглядный результат. Сейчас заделаем расстояния между окнами – и останется всего лишь пара рядов до крыши. Даже не верится…

Последние ряды

Стоял ноябрь уж у двора, его середина, а лютая сибирская зима всё не приходила, словно позволяя нам закончить наше дело. Иногда по утрам были морозы до –15, иногда дул ветер со снегом, но в основном было относительно тепло и солнечно, и мы занимались стройкой целый день. Хотя целым его теперь уже не назовёшь: утром обычно выходили на работу около одиннадцати – один топил печку и ставил греться воду, другой внизу отдалбливал глину, третий сметал снег со стен и счищал с чурок. И только после обеда мы делали каждый себе по небольшому замесу.

С глиной тоже решили упросить. Чтобы тратить меньше воды и песка и сократить усилия вообще, мы надумали в середине стены сыпать простую глину, а затем уминать её ногами. И только там, где чурки, смазывать раствором для скрепления. Это облегчило работу и увеличило скорость. А чтобы стена по весне совсем не развалилась, по центру проложили длинные толстые сучья, которые, как папа где-то вычитал, оказывается, надо класть каждый метр. Но было уже поздно – нам остался лишь последний ряд.

Последний ряд! Возможно ли в это поверить? Неужели мы действительно достроим первый этаж?..

Несмотря на подступившие холода, мы выходили строить каждый день, потом уходили грелись и снова строили. Всем хотелось быстрее закончить, да и ждать уже больше нельзя: тридцатиградусные морозы могут подступить с минуты на минуту. Окна папа заделал плёнкой, и теперь, даже без крыши, в доме было как будто бы теплее. А если поднести к горячей плите замёрзшие руки, то жизнь кажется не такой уж плохой.

Над окнами и дверью мы проложили рядок из чурок высотой 10-15 см, «сморозили» его раствором, забили глиной. Этот ряд мы всё равно в следующем году будем снимать, ровно как и крышу, чтобы достроить второй этаж. У мамы по этому поводу возник вопрос: «Стоит ли делать крышу на три месяца, когда весной всё равно её убирать?» С одной стороны, да, действительно: можно махнуть на всё рукой, жить в относительно холодном домике, топить там хорошенько, а этим домом заняться по теплу.

НО: для того ли мы строили, торопились, кое-где делали скорее быстро, чем качественно, чтобы потом вот так взять и бросить? Да и будем ли мы заниматься домом весной? В прошлом году мы тоже так планировали, а основательно взялись только осенью. Так что вопрос отпадает сам собой. Это просто говорит накопившаяся усталость. Лучше тогда не спешить, делать потихоньку крышу и потом – зима же в Сибири долгая – обязательно переселиться и посмотреть, каково здесь будет жить. Уже тогда будут видны ошибки, недочёты и картина в целом. Ну, а пока – строим.

Хорошо, когда крыша над головой!

Шаг 4.

От потолка до крыши

- Ну, что ж, половые балки мы когда-то затащили, так что с потолковыми справимся без проблем! – заявил нам папа в один из последних дней ноября.

Да, эти брёвна гораздо меньше тех, что на пол: сантиметров 15-20 в диаметре, разной длины. Если три-четыре человека возьмутся, то одну запросто поднять можно. Правда, поднять-то поднимем, а как на крышу закинуть – вот это вопрос. Но что не сделаешь большой семьёй? Сообразили, приспособились, затащили. Женская часть снизу толкала, а папа сидел наверху и принимал. Кое-где было просто, кое-где тяжело, однако в целом справились довольно быстро.

- Теперь их надо скрепить чурками с глиной, измерить уровнем, чтобы лежали ровно. Если стена с одной стороны выше, то подложить под бревно поленья, — объяснял папа.

- Постой: получается, что между балками будет ещё один ряд чурок? – спросили мы.

- Выходит, что так.

- Ну-у! – опечалились мы. – Ты же говорил, что тот ряд был последним!

- Да мало ли что я говорил!

Действительно, аргумент. И, вздохнув, мы принялись за уже порядком приевшуюся работу – снова размешивать раствор, греть воду, утаптывать глину… При температуре ниже минус десяти градусов.

Далее следовало укладывать доски, которые мы закупили специально для потолка. И папе – возиться с ними довольно долго.

- Если бы дом был квадратным, — жаловался он, — то давно бы уже всё сделали. А здесь он круглый, да ещё к тому же в форме капли – замучаешься подгонять их и обрезать углы!

- Да ладно, мы же решили не торопиться. Как сделаем – так и сделаем, — успокаивала его мама.
Действительно, самым сложным были стены, требующие мокрой работы. А прибить, отпилить, подогнать – это можно делать и при морозе.

Постепенно доски были готовы, и уложить их на обтёсанные и выровненные уровнем балки было делом довольно простым. Зато теперь можно было гордо расхаживать по крыше, как петух в курятнике, обозревать пространство и не бояться свалиться вниз! А то я несколько раз поскальзывалась на снегу, который смерзался на стенах, и даже дважды чуть не «навернулась».
Потолковые работы мы закончили в один-два дня. Просто постелили на доски рубероид, сверху – стекловату, и её закрыли плёнкой. Никаких сложностей не было.

А дальше папа взялся за крышу. Поскольку крыша у нас была временная, то папа тут особо не старался. Соорудил обычную крышную конструкцию и в течение двух недель постепенно накрывал её рубероидом. В будущем мы планировали использовать для покрытия другой материал – ондулин.

Окна

Окна – это наш самый большой финансовый вклад в строительство дома. Их мы заказывали деревянные, так как сами сделать, как я уже упоминала, мы бы всё равно не успели. Окна, большие и светлые стеклопакеты в количестве четырёх штук, нам доставили только в середине декабря. Я как раз тогда приехала из города, и мы собирались устанавливать последнее окно.

- С девчонками предыдущие ставили, замучились, — рассказывала мама.

- А что такое?

- Тяжёлые они. И поставить их надо ровно. Если окно не вмещается в раму – снимаем, папа её подпиливает или подрубает, где надо. Потом снова поднимаем. Нелёгкая работа.

- А зачем вот эти штуки? – спросила я, указав на подпорки в оконных рамах.

- Оконный проём под тяжестью потолковых балок и глины проседает, — пояснил папа, — и может в итоге раздавить окно.

- Но так зато некрасиво. И света меньше.

- Весной, когда будем делать второй этаж, разберём этот ряд, положим туда доски, чтобы ровно было, и затем подпорки можно убирать.

Последнее окно оказалось не таким сложным, и мы, подогнав под него раму, установили его без особых трудностей. Правда, спустя некоторое время, мы обнаружили, что косяк покосился – ввалился немного вперёд.

- Ну, ничего, до тёплого времени постоит, а там придётся переделать, — проговорил папа, тщательно осматривая окошко.

Да, теперь наш дом стал похож на что-то более определённое. Осталось немного крышу доделать – и всё, даже смотрится внушительно. Уже не какой-нибудь сарай или свинарник, как говорили те, кто видел лишь начальный этап строительства. А самый настоящий дом.

Под крышей

Возникает вопрос: а что же происходило внутри дома, когда мы закрыли окна плёнкой и постелили потолок? Как всё выглядело в этой большой просторной комнате?

О-о, первое время помещение представляло собой жуткое зрелище. Мы установили дополнительную печку-буржуйку и топили её и кирпичную с утра до вечера. И всё начало таять. Таял снег, который большим толстым слоем намёрзся на полу. Таяла глина, которая была перемешана с этим снегом. Таяла грязь, таяли стены. В комнате стояла такая влажность, что не помогала даже вентиляция, сделанная на потолке папой, – в общем хуже, чем в бане.

Постепенно, по мере таяния полов, мы соскребали воду с грязью с досок, накладывали в вёдра и выносили на улицу. Это мы делали каждый день: топили печки, счищали, выносили. Работы оказалось довольно много.

Через несколько дней отдельные доски начали подсыхать. Мы переставляли маленькую печку с места на место, чтобы смогла высохнуть каждая часть дома. Но до этого было ещё далеко.
По мере нагревания в доме и оттаивания начал обваливаться подвал. Просто стенка таяла, глина рассыпалась, и кусок стены сползал вниз. Мы уже собирались перенести туда овощи и соленья-варенья, как эта непредвиденная проблема возникла перед нами. Решили мы её так: просто перестали топить в подвале, в котором тоже некоторое время стояла печка. Со временем стены отваливаться перестали.

Что касается стен самого дома, то они в течение месяца, а то и больше стояли влажными. Просто мокрая сырая глина, которая никак не могла просохнуть до конца. Когда мы закончили с уборкой, то стали постепенно уплотнять её кулаками, уминать, а образовавшиеся ямки и вмятины заделывать новой сыроватой глиной, которую тоже прихлопывали. Таким образом стена, которая через пару месяцев всё-таки высохла, изнутри стала твёрдой и плотной, как камень. Кое-где, правда, выступала плесень, но в конце концов засохла и она.

Фиксируем стены

Все нам говорили:

- С такой техникой ваш дом простоит только зиму, и придёт весна, пригреет солнышко, и глина растает и рассыплется, и ничего не останется от ваших стен!

По сути, так оно и могло случиться. Но не для того ведь мы строили дом, чтобы только перезимовать в нём, а затем заново строить! Поэтому надо было приложить усилия, чтобы он был крепким и фактически вечным, каким и должен быть.

Для этого первым этапом, как я говорила, мы уплотняли стены. Затем прибивали рейки вертикально к чуркам, между ними делали обрешётку и замазывали её ещё глиной. Этот процесс получался скрепляющим стену. Когда глина засыхала, то в этом месте стене уже невозможно было обвалиться. А снаружи мы планировали замазать всё смесью извёстки и вермикулита или глины с вермикулитом и покрасить экологической краской, иногда ее называют «финской».

Снаружи предстояла та же работа, но теперь только когда потеплеет и стена начнёт оттаивать, как изнутри. Тогда мы её уплотним, дыры и ямы заделаем глиной, сверху также прибьём рейки с обрешёткой, замажем, а затем – покроем этой же смесью вермикулита и извёстки. Причём снаружи это сделать особенно необходимо, так как сильные дожди, сырость плохо влияют на глину и могут подпортить стену. А когда мы защитим её от влаги и разрушения, то конструкция получится поистине вечной.

Небольшие итоги строительства

В новый дом родители переселились в середине января. И вот выявилась особенность круглых домов: снаружи они кажутся такими маленькими-маленькими, а внутри зайдёшь – просторно. Даже сами не ожидали. Поставили кровать, круглый обеденный стол, компьютерный угол, столики для кухни, обустроили уголок для умывания. Холодильник стал служить, скорее, полочкой для посуды, чем по назначению. В кирпичной печке готовили завтрак, обед и ужин. Две двери защищали от проникновения холода с улицы.

Как только стали жить, обнаружили, что дом этот очень тёплый. Несмотря на постоянную влажность, невысохшие стены, открытую вентиляцию, утром не было такого «дубака», который всегда бывал в деревянных, а с пола вообще не дуло, так что ноги, на удивление, не мёрзли. Дом нагревался медленно и также медленно остывал. А утром в окна светило яркое солнце, которое грело комнату изнутри, что в печке большой надобности, собственно, и не было. Правда, этой зимой не получилось проверить, как дом себя чувствует при температуре за –40 градусов. Но, судя по всему, он без труда прошёл бы и это испытание.

Единственное, с чем пришлось повозиться – это со внешними стенами. Весной до подсыхания мы не успевали их уплотнить, поэтому самые слабые куски просто начали отваливаться вместе с чурками. Пришлось тут же готовить раствор и заделывать бреши в стене, иначе процесс развала может пойти дальше. Кое-где залепили, а в остальных местах просто уплотнили чурки с глиной, чтобы держались.

И только поздней весной мы начали заниматься внешними стенами. Брали остатки соломы, готовили тот же раствор без цемента и залепляли дыры этой соломой, которую предварительно хорошенько обмакнули в глиняный раствор. Затем солома закончилась, и этот процесс у нас временно остановился.

И в заключение, некоторые цифры.
Мы покупали приблизительно:
Цемент (на фундамент и начало стены) – 40-50 мешков

Двери 2,05*0,9 м – 2 шт.

Вёдра, 7 л – 4 шт.

Доски (на пол и потолок) – 6 кубометров

Кирпич для печи – 700 шт.

Печное оборудование (духовка, дверцы, заслонки, мастерки, плита и т. п.)

Таль ручная на 2,5 м высоты – 1 шт.

Окна (1,35*1,35 м) – 3 шт. деревянных, 1 шт. пластиковое

Рубероид на потолок и крышу – 6 рулонов

Стекловата – 4 рулона

Плёнка полиэтиленовая– 15 м

Итак, наше путешествие по основным этапам строительства дома из глиночурки окончено. Возможно, в будущем выйдет продолжение этой истории — о том, как мы строили второй этаж и основательную крышу. А пока — счастливых вам начинаний!

Пережить зиму: легко или не очень?

Летом прошлого года я закончила работу над диском «Дом из глиночурки». До этого в нескольких номерах «Живой Земли» мы публиковали статьи, в которых описывалось, как мы строили наш необычный дом – из глины и дерева. Все эти статьи вошли в диск, кроме того, я поместила туда более ста фотографий процесса строительства плюс ещё теоретическую информацию о том, как сооружать подобные дома.

Диск вышел в свет, и пошли отзывы от тех, кто его просмотрел и прочитал. В основном хорошие: «Вы молодцы, что такой дом построили!», «Оригинальный у вас дом получился, очень заинтересовал», «Из глиночурки? Первый раз слышу! Сами построили?! Ну, вы даёте!» Была и пара критических высказываний в Интернете, куда мы кинули ссылку, что, например, окна мы неправильно сделали и вообще много чего не продумали. Но больше всего было вопросов: что, как, почему? И пожеланий посмотреть вторую часть диска: про то, как дом перенёс зиму, как мы его доводили до ума дальше.

Диск мы рассылали в разные города по России, друзьям в другие страны. Один наш знакомый, приехав из Петербурга, сказал нам, что там спрашивали, как поживает наш «легендарный дом». В общем, сами того не ожидая, мы получили много разнообразных откликов, за что всем большое спасибо! (На заметку: если у кого-либо диск не открылся, попробуйте запустить его на более мощном компьютере.)

Однако чтобы издавать вторую часть диска, дом надо действительно закончить и довести до ума. А он у нас пока находится в стадии «процесс идёт». Так что мы начнём, как и в предыдущий раз, со статей, которые будем публиковать на страницах нашей газеты, и так постепенно подойдём и к выпуску самого диска.

ЗИМА – хорошее испытание для новоиспечённого дома, поэтому мы и стремились успеть закончить строительство осенью, чтобы пожить в нём в холодное время, ощутить его сильные и слабые стороны, узнать, над чем ещё надо работать. Так что в январе 2007 года родители переехали в новое жилище. Правда, перед этим мы около месяца прибирались внутри, протапливали, проветривали, потому что влажность стояла – хуже, чем в бане. А смесь глины и снега, прилипшая к полам, при оттаивании создавала поистине весеннюю слякоть, и её пришлось выносить, а полы хорошенько сушить.

Уже тогда, топя печь целый день и приходя назавтра в дом опять, мы почувствовали, как в нём непривычно тепло с утра. Обычно у нас в деревянных домиках за ночь всё тепло куда-то исчезает, и надо вставать в несусветную рань и кочегарить печку вновь. «Наверное, и правда дом тёплый получился», – с некоторым удивлением и радостью подмечали мы.

В общем, заселиться туда решили, только когда внутри более или менее просохло. Хотя понятие «более или менее» в данном случае относится, скорее, к полам, потому что стены стояли влажные, и непрочные куски глины периодически отваливались. Сидим мы, например, за столом, завтракаем, как слышим: бумс! – что-то упало.

– А, опять кусок отвалился, – мимоходом заметит кто-то, и завтрак продолжается как ни в чём не бывало.

На самом деле не удивительно, что так произошло. Это таяла глина, которая не успела высохнуть и схватиться, когда мы строили в ноябре-декабре, а только замёрзнуть. Нижняя часть стены, которую мы возводили где-то до середины октября, стояла сухой и прочной и вовсе не собиралась осыпаться.

Конечно, мы тоже не сидели сложа руки, ожидая, когда стена отвалится полностью, а по мере оттаивания уминали её пальцами, ладошками и уплотняли, периодически замазывая образовавшиеся ямки новой глиной. В результате этого там, где мы успели уплотнить, стена высохла и стала прочной, твёрдой. Та часть стены, на которую времени не хватило, немного пообвалилась, подсохла и осталась слегка рыхлой.

В связи с этим мы заметили одну весьма любопытную вещь. Те куски стены, которые делались в плохом настроении, в усталости, с негармоничными мыслями, отваливались сразу и помногу. Другие же куски держались лучше, несмотря на то что также не успели схватиться.

Холодно или тепло

Наверное, это первый вопрос, который беспокоит всех и каждого: насколько дом получается тёплым. От этого зависит, стоит ли вообще браться за его строительство или нет. Ведь зимы нас особо не балуют: как стукнет под Рождество минус сорок девять градусов, так выкручивайся потом, как можешь.

Однако наш дом проверить на холодостойкость в первую зиму не удалось. После середины января, когда мы туда переселились, температура по ночам не опускалась ниже тридцати градусов, ядрёных морозов не было, и в доме было тепло и хорошо.

Особенно прекрасно было по утрам: сначала затопим печь, приготовим завтрак, а после него только что взошедшее солнце начинает светить во все окна с южной стороны, нагревать воздух и пространство внутри. Всё, как мы и предполагали. Сидишь себе под солнечными лучами, разморившись, и попиваешь чай… А в следующий раз печку можно топить только к обеду. (Правда, мы топили её весь день – сушили стены и подвал).

Также мы отметили, что в этом доме у нас не мёрзнут ноги. В предыдущем доме, помнится, то ли из-за отсутствия хорошей завалинки, то ли ещё из-за чего ситуация была такова: натопим печку, и верхней половине тела – плечам, голове – жарко, а ногам, ступням – холодно, что приходится надевать тёплые носки либо забираться на стул с ногами. Здесь же, на удивление, климат верхов и низов не был столь «резко континентальным», и нижние конечности чувствовали себя очень комфортно.

К недостаткам мы сразу же отнесли дыры. Дыры были везде: вокруг окон, в стенах, вокруг двери, иногда большие, иногда маленькие, совсем невидные, иногда сквозные, что в них был виден солнечный свет. Когда погода стояла ясная и тёплая, дыры эти жить нам никак не мешали. Но когда начиналась пурга, завывал ветер, то мы зачастую, сидя дома, ощущали, как он дул нам в лицо, принося через щели с улицы холод. Тогда приходилось печку топить довольно интенсивно.

Но в общем на вопрос о том, насколько тёпло в нашем доме, мы дружно отвечали: «Тепло-о-о!»

Работы с подвалом

Если вы помните, то подвалом у нас стала яма под домом, из которой мы набирали глину для строительства. Он получился в форме полуокружности и уходил на четыре метра вниз. Чтобы сушить его, мы спустили в него обыкновенную печку-буржуйку и первое время основательно топили её.

И тут началось – «Обвал-2». Стены подвала начали сохнуть и осыпаться огромными кусками. Причём этот процесс был куда более глобальным, чем мы предполагали. Встала угроза рассыпаться подвалу вообще, и она нам не очень была по вкусу. Мы решили, что надо укрепить стены. Можно проложить их кирпичом, можно поставить столбы и между ними заделать доской – но главное, остановить этот процесс.

Однако он остановился сам после высыхания подвала. Уже позднее папа поставил балки, кое-где укрепил досками, вырыл полочки для банок, отдельный отсек для моркови, и получился вполне хороший и уютный погребок, в котором можно хранить всё, что душа пожелает. Правда, каждый раз спускаться по крутой лестнице 4 метра вниз быстро надоело, и мы приспособили ведро на верёвке, куда складывали скоропортящиеся продукты и опускали его вниз. Доставали по необходимости, просто тянув вверх верёвку.

Ещё позже папа сделал двойные полы, чтобы изолировать подвал, поэтому и в жару, и в холод температура там держится в пределах от 0 до 4 градусов, и печку мы там практически не топим.
Один из главных плюсов подвала оказался в том, что там не было мышей и крыс. Через фундамент они не могли пролезть, вентиляцию мы от них закрывали. Так что эта проблема была для нас решена.

Внутренние работы

Что можно делать для дома зимой? Разве что заниматься внутренней отделкой. Мы знали, что до весны дом простоит точно: он с внешней стороны замёрз и не развалится. Однако когда начнётся потепление, нет гарантии, что он не начнёт обваливаться кусками, как это было изнутри. И чтобы стена не развалилась полностью, надо надёжно укрепить хотя бы её внутреннюю часть. Чем мы и занялись.

Для начала папа прибил к торчащим из-под глины чуркам вертикальные рейки, и между ними палочки, что получилась так называемая дранка. Потом мы брали глину, замазывали все щели, уплотняли, и стена становилась прочной и ровной. Получается, что стенка скреплялась не только тем, что затвердевала и каменела глина, но и этой самой дранкой и прибитыми гвоздями рейками. Попадавшиеся на нашем пути глубокие дыры мы залепляли дополнительно глиной и забивали деревянными палочками. Так что если ширина стены 70 см, то примерно 30-35 см изнутри мы укрепили основательно. Внешней же частью будем заниматься уже по весне.

Правда, заделать дранкой всю внутреннюю стену мы не успели.

Холодильник

Холодильник, который мы соорудили как встроенный в стену ящик, совершенно таким не оказался. За счёт того, что стена сзади него была тоньше, в нём должно было быть холоднее, чем во всём остальном доме. В нём и было холоднее, но незначительно. Он у нас стал хорошим шкафом для посуды. А быстропортящиеся продукты гораздо лучше сохранялись возле окон, из щелей которых легко проникал мороз, либо между дверьми. Так что первоначальная задумка не удалась.

Окна

Окна получились большие и светлые – как раз такие, как мы задумывали. Однако папе под них пришлось ставить подпорки. Глина, балки, крыша, находящиеся сверху, стали давить на рамы и окна, и они моли бы просто сломаться под этой тяжестью. Подпорки временно решили эту проблему.

С окон дуло больше всего. Мелкие щели вокруг них, между самими окнами и рамами, между рамами и стеной пропускали много холодного воздуха. Решено было заняться ими, когда потеплеет.

Дом внутри

Внутри дом, как я уже упоминала раньше, оказался довольно просторным. Единственный уголок «капли» заняла кухня, а массивная печка отгородила её как отдельную комнатку. Справа от печки поставили широкую кровать, за ней – компьютерный уголок, а в центре – круглый обеденный стол. И место ещё оставалось. Впрочем, лучше один раз увидеть (см. рисунок).
Итак, зиму наш дом пережил на «отлично», и незаметно подступила весна. А с ней уже – и другие вопросы.

Дом в тёплый сезон

Весна пришла

Весна пришла и обнаружила те недочёты в строительстве, о которых мы говорили осенью. Вся нижняя часть стенки, которую мы строили примерно до середины октября, успела схватиться и высохнуть, поэтому была прочной и никак не реагировала на весеннее потепление. Верхний же участок подсохнуть не успел, он смёрзся, и стена задубела на период морозов. Теперь под действием солнышка она начала рассыпаться, особенно с внешней стороны, ведь внутреннюю мы уплотнили при оттаивании ещё зимой.

Также мы обнаружили ещё один недочёт, о котором следовало подумать раньше. Стена стала высыхать и делиться в некоторых местах ровно напополам повдоль, там, где чурки лежали в два не связанных друг с другом ничем, кроме глины, ряда. Здесь нужно было проложить сучья, палочки в разных направлениях, чтобы все части стены были соединены между собой в одно целое. Тогда конструкция была бы крепче и, возможно, смогла бы устоять без повреждений.

В итоге мы начали срочно в буквальном смысле «заколачивать» чурки с внешней стороны обратно в стену, замазывать свежей глиной, залеплять дыры. Однако дом оттаивал гораздо быстрее, чем мы успевали его уплотнять, поэтому некоторые кусочки стены успели отвалиться. Для укрепления остальных папа проходил с кувалдой и забивал чурки в дом. А потом уже постепенно на место осыпавшейся сухой глины мы закладывали новый раствор, который уже просыхал, как следует, и становился прочным.

В работах нам хорошо помог опыт саманного строительства, о котором мы читали прежде. Очень удобно и быстро стало продвигаться дело, когда мы взяли солому и стали, обмакивая её в раствор, заделывать ей дыры и неровности. Она явилась хорошим наполнителем и связующим компонентом. Правда, вскоре солома закончилась, и процесс встал. Другие наполнители, вроде опилок, не принесли ожидаемого эффекта.

Тут, кстати, неожиданно наступило лето, и работы с домом решили пока временно отложить.

Лето в новом доме

Летом солнышко вставало рано, светило утром в кухонное окошко и удалялось наверх, не обогревая внутреннее пространство через окошки, так, как зимой.

Хорошо летом в доме. Температура держится стабильная. В жару – прохладно, в холод – тепло. Самое приятное, что дом живой, он дышит. Даже если все окна закрыты, всё равно происходит циркуляция воздуха. И пахнет не нагретым металлом или пластмассой, а деревом, землёй. Настоящее природное убежище!

Случались летом и дождики, и ливни. Но они не размывали дом, как этого можно было ожидать. Верхнюю часть дома закрывала выступающая крыша, а нижняя была твёрдой и готовой к любой влажности. Хотя мы планировали снаружи стены ещё чем-то промазать, чтобы уж точно никакой потоп не был страшен.

Когда дождь стучал в окно, я вспоминала замечание одного из читателей, кто уже смотрел диск «Дом из глиночурки. Часть 1». Акцент делался на том, что окна лучше всего вставлять ближе ко внутреннему пространству дома, чтобы дождь не размывал стёкла. Замечание верное, однако в таком случае у нас не было бы таких больших подоконников изнутри. А это очень удобно для цветов и весной для рассады. Может, от дождя лучше сделать какие-нибудь «надоконники»?..
Ближе к осени мы косили уже загрубевшее сено, сушили его и готовили к использованию в строительстве второго этажа. Также папа ездил в лес и привозил толстые и среднего размера сучья для стены. На этот раз планировалось класть именно сучья, а не чурки – таков был новый подход.

Осень – пора строить!

Так уж случалось второй год, что именно осенью находилось время для полноценного строительства. Не знаю, с чем это связано: с погодой, со внутренним состоянием или просто с тем, что скоро зима с холодами, и как-никак начинаешь к ней готовиться. В общем, в августе родители разобрали крышу, а в сентябре приступили к поднятию стен ещё на полтора метра. На время работ пришлось переехать жить в гостевой домик.

Предыдущий ряд был безжалостно снят. Его мы клали в двадцатиградусные морозы, уплотняли сухую глину, и он не мог быть прочным, как ни крути. Вместо него положили хороший ряд из сосновых сучьев по новой технологии.

Технология проста: измеряем ширину стены определённого участка, папа отпиливает бензопилой несколько одинаковых по длине и ширине круглых сучьев, и мы потом ровненько их укладываем, плотно друг к дружке, замазываем глиной и, если надо, то заделываем неровности побывавшем в растворе сеном.

Плюсы этого способа, прежде всего, в том, что чурки сложнее найти, подходящие по размеру: у них то места из-под сучков выпирают, то сами они криво закручены. С сучьями дело обстоит проще, их легче подобрать более или менее одинаковыми.

А главное, стена получается единой, внутренняя и внешняя часть соединены, и такой конструкции развалиться уже очень сложно.

Давление на окна и двери

Ни для кого не секрет, что глина – материал тяжёлый, поэтому своей массой она может раздавить окна и заставить не открываться двери. Чтобы этого избежать, папа придумал такой способ. Нужно с одной и другой стороны окна, на стене установить подпорки, на которые положить толстую доску, а под неё слой сена, которое предварительно обмакнули в раствор (см. рис). В результате стена, которая построится над толстой доской, будет давить и заставлять доску прогибаться, приминая сено, но не влияя на сами окна (или дверь).

Главное, не нужно обмакивать сено в густой раствор. Наоборот, оно должно быть немного рыхлым, чтобы стене было, куда оседать. Когда стена окончательно зафиксируется, тогда, если есть необходимость, можно дополнительно заделать глиной кусок между доской и окошком.

Детали процесса

Несмотря на то, что новая технология во многом упрощала дело, процесс двигался не очень быстро. Это было связано, во-первых, с тем, что поднимали стену мы не всей семьёй, а в основном родители вдвоём, иногда втроём с кем-нибудь из нас, иногда в выходные к ним приезжали помогать друзья. Во-вторых, стена была уже достаточно высокой, поэтому в местах работы стояла очень большая лестница и леса.

Глину мы брали не из подвала, а из места в 50 м от дома, где думали копать бассейн. Раствор мешали в ямах, затем один человек набирал его в вёдра и поднимал по лестнице, приносил сучья, сено, щепки, а тот, кто был наверху (один или двое), работал на стене и не слазил оттуда.

Сучья клали сначала ряд поперёк: высотой 20-30 см, длиной 60-70 см; затем повдоль: высотой такой же, а длиной до 1 метра. Все дыры, неровности заделывали глиной с сеном.
В момент поднятия стены установили ещё два самодельных окошка 1 м * 1 м – одно повыше с северно-западной стороны, другое пониже с западной.

Затем с трудом при помощи друзей подняли потолковые балки и установили их прочно и ровно, измеряя всё строительным уровнем. Папа же, вспоминая простоту при строительстве прямоугольных домов, вздыхая, положил сверху доски для потолка, постоянно что-то отпиливая и подгоняя их под крышу в странной форме капли.

Гармоничное строительство на своей земле

Строительная тема в настоящий момент оказалась как никогда востребованной. То ли в связи с кризисом городов, то ли, наконец, «созрев» до своего родового поместья, люди начинают активно брать землю, переселяться, строиться. Одни ищут технологии подешевле, другие – посовременнее, третьи – напротив, те, что из старины. Мы выбрали для своего поместья удобный для нас способ – строительство из глины и дерева, о чём неоднократно писали в предыдущих номерах.

Дом из глиночурки. Можно было и продолжать рассказывать о том, как мы жили в нём зиму, потом весну, затем лето и так далее. Но это было бы уже повторением, поскольку способ строительства, видимо, настолько прост, что многотомник по нему особо не напишешь. Кратко подводя итоги, напомню.

Для возведения дома требуются следующие материалы: глина, дерево, песок, вода. Для фундамента можно цемент, если не нашлись другие, альтернативные и более экологичные, способы. Для того чтобы меньше расходовать глину, можно разбавить её сухой травой, да и быстрее так получается. Саму глину мы копали из-под земли, песок брали в ближайшем распадке. Дерево в первый год у нас шло чурками, но их трудно было друг к другу подгонять, т. к. они все разного размера. На другой год мы брали сучья и распиливали их одинаковой длины, и так было проще. Для гаража мы использовали обыкновенные дрова, прокладывая между ними сено, обмокнутое в глиняном растворе. Деревья мы берём только упавшие, старые, или спиленные вершинки, а растущие не спиливаем.

Из глины, воды и песка готовится смесь, которая заполняет свободное пространство между чурками-сучьями. И так поднимается стена. Крышу мы делаем уже не из глиночурки, так что здесь кто как пожелает.

Основные качества такого дома:

– экологичный;

– сохраняющий стабильную температуру (зимой тепло, летом прохладно);

– дешёвый;

– противопожарный;

– устойчивый, строится на века;

– оригинальный, красивый, форму ему можно придать любую;

– полезный для здоровья, его стены «дышат» и в нем дышится легко;

– легко возводимый вручную, даже женщинами и детьми.

На последнем пункте остановимся подробнее. Ведь именно его наличие позволяет строить дом практически любому желающему, вне зависимости от возраста, пола и прочих физических данных. Понятно, что пилить дерево на чурки, а потом колоть и тащить их к дому – это, скорее, мужская работа. Но взять обыкновенные дрова, если есть, сложить и промазать между ними глиной – это сможет даже ребёнок. Так что строительство в данном случае приобретает новый смысл. Это не просто бригада здоровенных мужиков и техники, ворочающих брёвна. Это неспешная творческая работа, где ты сам можешь потрогать, почувствовать и сложить каждую чурочку в своём доме, каждый сучок. Можно сделать выемку под полочку для цветов или встроить длинную палку, чтобы торчала как крючок для одежды. Можно ставить окна на разной высоте, чтобы могли выглядывать как дети, так и взрослые. Вы мастерите его сами, своими руками вылепливаете себе сказочное жильё, насколько хватит фантазии. И жить в таком доме намного приятнее и комфортнее, чем когда строят его неизвестные люди с неизвестными мыслями, не всегда понимающие то, что хотите вы.

Также мне очень по душе экологичность строительства дома из глиночурки. Если мы уедем, а дом останется, то никакого вреда окружающему пространству он не принесёт. Не будет синтетики и пластика, которые трудно разлагаются, не будет неблагоприятных для почвы веществ. К тому же, используя старые упавшие деревья, мы очищаем лес после пожаров и сильных ветров.

Но самое, наверное, главное – это задуматься над тем, что нас окружает живой мир: птицы, насекомые, травы, деревья, цветы, лишайники. Всё живое стремится быть обласканным человеческим взглядом, оно радуется, когда человек дарит ему свою любовь, и отдаёт эту любовь потом в тысячу раз сильнее. Понимание этого приводит к тому, что многие уже отказываться употреблять в пищу наших друзей-животных, которые живут и радуются жизни, как и мы. И одновременно убийство наших друзей-деревьев тоже постепенно уходит, поскольку построенное из убитого всё равно в той или иной степени несёт в дом свой отпечаток, след, энергетику.

А альтернатива – она всегда есть. Дома из глины и соломы, глины и сена, земли, песка, кирпича, камня – обо всём этом уже пишут, рассказывают, показывают фильмы. Так что ищущий всегда найдёт для себя гармоничный выход. Мы на настоящий момент свой выбор уже сделали.

Дом из глиночурки