Как рубили дома на Руси

изба

В старину почти все на Руси строили из дерева: от огромного храма до креста на могилу.
Дереву на Руси издревле был почёт. К нему, как к живому, обращались в самых разных случаях: «Свято дерево, помоги». И дерево, внимая просьбе-мольбе, помогало. Великая сила земли и неба сосредоточена в деревьях. Это ныне вполне доказано наукой, а предки наши чистым своим сердцем чувствовали и потому деревянные постройки с незамазанными и незабитыми естественными стенами так любили: от них добрый дух исходил.

Из века в век, из поколения в поколение передавались строительные традиции народа. Складываясь, они определяли самобытную основу народного архитектурного творчества. Самобытную — значит предопределённую собственным, а не заимствованным у других народов бытом, собственными характерными чертами России: природой, языком её народа и его представлениями об окружающем мире, о том, что хорошо и плохо, его мечтами, радостями и печалями.

Каждая из традиций представляла собой не механическое перенесение какой-то формы на новое здание, но, прежде всего, наставление, заключенное в этой форме.
Другими словами, в традиционной форме заключался символ мысли, видимый глазом, постигаемый сердцем и разумом. Вот таким «передатчиком мысли» и являлись самобытные деревянные постройки, ставшие ныне для нас подлинными сокровищами не только русской, но и общечеловеческой, общеземной культуры…

Любые идеи становятся куда более убедительными, если воспринимаются зримо. В памятниках древнерусского деревянного зодчества образно преломлена философия всеединства, бывшая неотъемлемой частью отечественной духовной жизни со времён крещения Руси. Язык их архитектуры — синтез мысли и дела…

Как рубили дома на Руси

Наибольшее применение в деревянном строительстве домов имела сосна. Из-за ограниченности плотничьего инструмента, в основном, использовали бревна, а брусья и доски, употребляли только там, где без них нельзя было обойтись.

Кровельные перекрытия деревянных домов делались из теса или лемеха – дощечек, имевших подобно кровельному тесу вырезанные концы – треугольные, закругленные или «городчатые».

Годами, веками оттачивая плотницкие навыки в деревянном домостроении и совершенствуя техники работы с деревом, народ пришел к тому, что простота и рациональность выработанных приемов позволяла русским плотникам возводить срубы в очень короткие сроки, а также перевозить деревянные постройки в разобранном виде и быстро собирать их в другом месте. Известны «обыденные» деревянные церкви, построенные в один день.

Проёмы в стенах деревянных построек делали невысокими, чтобы не перерубать значительное число бревен. На полбревна вверх и вниз в смежных бревнах вырубали так называемые волоковые окна (изнутри их закрывали- заволакивали створкой). Через среднее повышенное оконце выходил дым (в основном, деревянные избы топились по-черному), и еще такое окно выполняло и вторую функцию дополнительного освещения внутреннего убранства помещения.

Для увеличения размеров помещений русские плотники ставили рядом несколько срубов, или при строительстве церкви применяли срубы восьмиугольные или крестообразные (в плане). Фундаментов под срубы – не делали, нижние венцы клали прямо на землю. Иногда под углы и середину стен клали большие камни или так называемые «стулья» из толстых бревен. Чашки делали по форме укладываемых в них бревен.

В каждом венце делали продольный паз, чтобы сруб был плотнее. Позже стали делать так: чашку и паз выбирали в нижних горбах верхних бревен, что предохраняло деревянный сруб от загнивания из-за возможного попадания воды. В XVII веке при строительстве срубов стали применять двойную припазовку: сверху и снизу.

В традиционном деревянном домостроении Русского Севера была распространена и применяется и поныне самцовая конструкция кровли: бревна, укорачиваясь, поднимаются до самого конька, в самцы – бревенчатые обрубки, замыкающие треугольником чело избы, врубаются длинные бревна – слеги, по которым оба ската настилают тес.

Его верхние концы, лежащие на последней слеге, обычно заводятся под тяжелое бревно, в нижней части, имеющей паз (охлупень, или шелом). Внизу тесины упираются в поток (желоб), который отводит воду подальше от сруба. Желоба лежат на крючьях-курицах, вырубленных из нетолстых елей. Верхние концы куриц врубались в нижние слеги.Чтобы концы слег, выступающие из-под кровельного настила, не сырели, их закрывали причельными досками.

При самцовой конструкции можно было придавать фронтонам любые очертания – от простого треугольного фронтона до фронтона криволинейного очертания с килевидным завершением, образующим так называемую «бочку».

Верхние части крылец и висячие галереи делались каркасными из стоек-брусьев, зажатой между нижней и верхней обвязками, и тесового заполнения между ними. Такой же была конструкция стен холодных верхних этажей – чердаков – в богатых хоромах.

Деревенские избы ставились на подклетьях, но крыльца здесь были редки, возможно, они составляли принадлежность более богатых домов.

А крыльцо с высокой крышей являло особую гордость хозяина дома.

Хоромы именитых купцов XVI века представляли собой трехэтажные здания, состоящие из поставленных рядом срубов, покрытых общей двускатной крышей и порой даже башнями (до 30 метров).

Размеры будущего деревянного дома заказчик указывал, традиционно, в саженях. Мерили на Руси за неимением иных средств измерения собою: руки нараспах – сажень (определялась расстоянием между большими пальцами раскинутых рук), посох по плечо – малая сажень.

Старинные меры длины: мерная маховая сажень – 152,7 (176,4) см, великая косая сажень – 216 (249,5) см, малая сажень – 142,7 см.

Для разметки оклада северные мастера, кроме плотничьего наугольника (маховой сажени), пользовались мерной веревкой, узлами разделенной на простые сажени.

Вплоть до XX века в деревянном строительстве использовали рубленый лес, хотя пила известна была на Руси еще с глубокой древности. Было замечено, что пиленые бревна и доски легче впитывают влагу, быстрее разбухают и гниют. А рубленые бревна от ударов топора с торцов становились как бы закупоренными. Не должны были рубщики вбивать топор в бревно – это тоже сокращало срок службы будущего деревянного строения.

Все врубки деревянных изб, все крепления мостов «в черты», сплочение теса «в зубец» не нуждались в гвоздях. Выражение «сделано на гвоздях» означало тогда плохую работу.

изба

СЕВЕРНАЯ ДЕРЕВНЯ

Так, уж повелось, что центром, родоначальником и носителем деревянного домостроения до наших дней является Север.

Основное отличие северной деревни — это разумное использование каждого клочка земли. Часто это малодворные деревушки, со свободно разбросанными деревянными строениями. Северные деревушки — являются как бы неотъемлемой частью северной природы, так аккуратно встраивают свои дома там люди.

У каждой деревянной постройки северной деревни – свой лик, характер, свои архитектурные формы. Здесь нет места штампу, чем и примечательны такие места.

Основу каждой постройки составляет бревенчатый сруб – всегда мощный и величавый, «живой» и дышащий природой. Красива внешняя обработка сруба, его внешних углов, проемов, крыльца, ставен, коньков, резных полотенец.

Бревенчатый сруб является основой архитектурно-художественной, тектонической выразительности единой и общей для самых разных деревянных построек северной деревни.

Обычно бревна в срубах имеют одинаковые размеры, схожую окраску из-за понятной близости леса, откуда и были доставлены материалы на строительство. Потому-то даже по внешней окраске срубов и местного леса деревянные дома как бы являются продолжение леса, природы, откуда были взяты на службу человеку.

И, конечно, начав строить деревянные дома из бревен определенной величины люди и далее придерживались заданного самим себе стандарта, строя потом и другие деревянные постройки из подобных же бревен.

Изнутри деревянная изба русского человека была и его крепостью, а орнаменты и резные детали несли и его просьбы – пожелания Творцу, Силам Природы.

«…Конь на крыше – в избе тише…» Конь– олицетворение выбора праведного пути, стремления вперед, к лучшему, к высотам человеческого духа. А там, где царит дух нравственности, там есть и мудрость и тишина.

изба