Чудеса в огороде калужского фермера

сад

Владимир Морозов превратил свой приусадебный участок в настоящий райский сад. На скудной песчаной почве он выращивает и тропические цветы, и амурскую сирень, и пробковые деревья, и огромные тыквы, размером с бочку. У него свои секреты. Иногда он сам опыляет цветы. Говорит — пчелы в этом году не летали, и пришлось за них выполнять работу.

морозов

Вообще-то сам себя Владимир Морозов называет не фермером, а сортоиспытателем. Через его хозяйство в д. Люблинка Калужской обл. прошло столько сортов овощей, ягод, цветов, плодовых, что их хватит не на один том садово-огородной энциклопедии. Каждый Морозов опробовал, выискивая слабые места и исправляя их, и выпускал обратно — в большую жизнь.

пробковое дерево
Амурское пробковое дерево

Возле калитки перед домом Морозова раскинул ветви не привычный жасмин, а пробковое дерево — гость с берегов Амура, дом вместо плюща увивает лиана — актинидия коломикта, тоже родом с Дальнего Востока, а в теплице уживаются арбузы, помидоры и пекинская капуста. Да что там
теплица — как-то у Морозова на одном дереве одновременно созрело 40 (!) сортов груш.

Посмотреть на необыкновенный сад-огород приезжают даже профессора из Москвы. И наш корреспондент Владимир Федоров.

Владимир Морозов: «Вот ступа с бабою Ягой. Русалка на ветвях сидит. Вот она, русалка. Кот ученый — пожалуйста».

У садовода Владимира Морозова из калужской деревеньки Люблинка очередная экскурсия. Видавшие виды профессора и доценты из московского Дома ученых, как дети, радуются встрече со сказкой, которая открывается прямо с порога бревенчатого дома дедовской постройки.

В молодости Владимир Николаевич работал в Калуге фотографом, был велогонщиком. Но главные свои рекорды поставил в саду у дома. Такой тыквы, например, в округе ни у кого нет. Сейчас она, наверное, больше 30 килограммов. А рекорд 40 килограммов.

Владимир Морозов: «Рекорды даются непросто. Лето нынче было скупое. Весь июнь и половину июля температура не поднималась выше 15 градусов. К сожалению, за 25 лет первый раз остался без арбузов. А ведь у меня были арбузы так арбузы. Рекордный вес 11 кг 400 граммов».

Владимир Николаевич практически в одиночку возделывает собственные 60 соток на песчано-каменистом берегу реки Угры. Здесь у него и бахча, и сад с огородом и экзотический дендрарий.

Прекрасно прижилось на Угре и пробковое дерево с берегов Амура, и манжурский орех, и ближайшие родственники женьшеня — аралия, лимонник, элеутерококк.

Клара Золотова: «Потрясающе, что в нашей средней полосе, в глубинке возник такой сад. Молодец Владимир Николаевич. Ведь это действительно рай».

Правда, Валентина Ивановна, жена садовода, не всегда в таком же восторге: ей приходится этот рай закатывать в банки. Кажется, им нет числа.

Валентина Морозова: «В погреб все не уберешь. И не все там долго хранится».

Плодами райского сада пользуются трое дочерей Морозовых, зятья, восемь внуков и правнучка. А опытом, саженцами и черенками — вся деревня и соседний Богородично-Рождественский женский монастырь.

В этом году ровно 60 лет, как Владимир Николаевич украшает родину садами. Алыча дает бешеный урожай, слива, абрикосы. А уж как расцветают яблони и груши — говорить нечего. Их тут по сто сортов.

___________

фермер

Догнать и перегнать

- Сортоиспытанием я давно занимаюсь, — рассказывает Владимир Николаевич. — Я, наверное, по природе такой — всю жизнь что-то такое искал, чего другие не знают или до чего не додумались. Хотя в школе плохо учился. В шестом классе два года просидел. На третий год мама меня из школы забрала и отправила на токаря учиться. Так понравилось, что мне уже через три месяца разрешили работать на самом современном тогда, в послевоенные годы, станке — «ДиП» назывался. Догнать и перегнать Америку.

Этот принцип «догнать и перегнать» станет для Морозова определяющим.

- Я не понимаю всех этих разговоров, которые начались после перестройки, — рассуждает он. — Мол, сельское хозяйство гибнет, колхозники от голода умирают. А что им от голода-то умирать? У них что, лопат нет? Они землю копать разучились? Вон в войну, когда голод начался, взяли лопаты и пошли целину поднимать.

Мне тогда, в 1942-м, 11 лет было, и огород лёг на мои плечи. Отец — инвалид, мать на заводе в две смены вкалывала. А я решил дедовский сад восстановить. Сейчас мало кто помнит, что зима 1939 года, когда Финская военная кампания началась, морозная была. Здесь, под Калугой, до -52°С доходило. Сады тогда повымерзли, всё бурьяном заросло. А я эту целину заново вскопал. Засеял две сотки картофельными очистками, на которых глазки покрупнее были. И осенью с них 20 мешков картошки собрал. А на
следующий год — только 10. Хотя и земля, и картошка те же. Тут поневоле задумаешься: почему урожай в два раза меньше получился? Удобрил землю навозом — хорошенько, не жалея! Не помогло — 7 мешков получилось.

Это я уже намного позже понял, что картошка очень много питательных веществ из почвы вытягивает и прежде всего ей калий и фосфор нужны. Навоз помогает обеднённую землю восстанавливать, но
картошке он мало пользы принесёт: фосфора и калия в нём нет, есть лишь азот. Так что, сколько навоза в поле ни таскай, урожай богаче не станет. Кто-то скажет — золы надо! Но зола — это кальций. Опять не то! Так что без минеральных удобрений, содержащих фосфор и калий, не обойтись — по столовой ложке
под каждый клубень, когда сажаешь.

Второй важный момент — как картошку на посадку отбирать. Я тут сорт один опробовал — его автор «Сказкой» назвала. Сам посадил, с соседями поделился. У меня картошка растёт крупная, а у соседей через два года измельчала. Почему? Объясню. В деревне как урожай собирают? Картошку выкопали, в общую кучу свалили и сортируют: покрупнее — на еду, а та, что помельче, — на посадку. Но мелкая-то картошка чаще всего получается на кустах слабых, нездоровых. А я каждый год клоновым отбором занимаюсь. Когда картошку копаю, каждый куст выкопанный рядом с его гнездом оставляю. А потом иду и смотрю: на каком кусте урожай обильнее, где картофелины крупнее и ровнее. От таких сильных и беру картошку на посадку. Вот и получилось, что соседи свою «Сказку» всю съели, а моя только лучше стала — это подтвердила разработчица сорта.

Или вот ещё одна хитрость — с помидорами. Вроде бы у всех теплицы. Только я свои помидоры до октября ем, а у деревенских они уже в середине августа все от фитофторы чёрные. В чём дело? Соседи свои теплицы на ночь наглухо закрывают — чтобы тепло не уходило. Утром встают поздно — часов в 9-10. К этому времени температура в теплице уже до 50°С поднялась. А у помидора цветок нежный, если жара выше 36°С, он гибнет. А я что делаю? Пока жарко, боковые стенки в теплице снимаю, а когда похолодает, с торцевых сторон наверху форточки открытыми оставляю. Вентиляция и температуру снижает, а самое главное — помидоры у меня всегда сухие! Фитофтороз ведь от чего начинается? Если листья или плоды намокнут, споры этого грибка тут же начинают свою работу. А как помидорам в наглухо закрытой теплице не намокнуть, если на них всю ночь капель с крыши льёт?

Одной левой

…Это Морозов так педали на велосипеде крутил, когда в гонках на 50 или 100 км участвовал, — одной левой ногой. Потому что правая после операции стала короче на 1,5 см. Хотя врачи, когда выносили приговор 15-летнему парню — инвалидность 2-й группы, — не то что про велосипед велели забыть, хорошо, говорили, если сам до туалета ходить сможет! Но Морозову так не хотелось расставаться с мечтой.

- Я же гонщиком мечтал быть. Упросил родителей купить мне трофейный велосипед. И так я с него неудачно упал — бедром на край дороги, что у меня остеомиелит начался. Опухоль по ноге поползла, операции, перевязки, костыли… Врачи мне говорили: как можно меньше двигаться. А как можно не двигаться, если тебе 15 лет, твои друзья на речку купаться идут, а ты в кровати лежишь? В конце концов решил я с ними сходить. Сперва просто в воде постоял, в следующий раз искупнулся. А потом вижу: раны подживать начали. Стал себе испытания придумывать. Речка под горой была, так я назад не просто шёл, а сажал на плечи кого-нибудь из парней и, сжав зубы от боли, его наверх тащил. Потом — ковыль-ковыль вниз. И следующего тащу. Потом начали с другом уже на серьёзную реку ходить — на Оку. Брали лодку. Вниз по течению он гребёт, а я за лодкой плыву, а обратно я на вёсла садился. Так я себя натренировал, что болезнь отступила.

Морозов даже все призывные медкомиссии прошёл (правда, на осмотрах старался не двигаться — чтобы хромота была незаметна). Службу проходил в морской авиации, в группе воздушных стрелков-радистов. Но после одного марш-броска простудился, попал в госпиталь. Там пришлось признаться, что имеет инвалидность. Словом, из армии Морозов вылетел.

…Через много лет он решил осесть на берегу реки Угры. Когда-то именно здесь выясняли отношения Русское и Литовское княжества, а после сошлись русское и татаро-монгольское воинства. Но на то, чтобы любоваться окрестными красотами, времени у Морозова оставалось мало — сад и огород затянули.

- Мне ещё в детстве фраза понравилась, которую Чкалов произнёс: «Если быть, то быть первым», — рассказывает Владимир Николаевич. — Так и стараюсь жить. Первые медали на сельхозвыставках ещё в
середине 80-х получил, куда со своими помидорами, виноградом, арбузами приезжал. Так постепенно авторитет заработал. И учился — на практике, на ошибках.

Ведь без знаний даже с яблони хорошего урожая не получишь. Хотите много яблок? Тогда подружитесь с секатором. У меня часто спрашивают: яблонька лет пять растёт, её когда надо начинать обрезать? Опоздали, говорю. Обрезать яблоню надо в первый же год посадки — я срезаю верхушку на высоте 80 см от земли. За лето яблонька три-четыре побега даст. Один оставляю — пусть вверх тянется, а остальным веткам придаю горизонтальное положение, чтобы они к стволу почти под прямым углом росли.

Привязываю один конец верёвки к ветке, другой — к колышку, который в землю втыкаю. Эта верёвка ветке распрямляться не даёт. На следующий год опять макушку срезаю на расстоянии 50-60 см от предыдущего яруса. Так за 5-6 лет у яблони надо 5-6 «этажей» сформировать. Потому что именно в тех ветвях, что вбок растут, откладываются питательные вещества, которые способствуют закладке плодовых почек.

Вот вы спрашиваете, в чём залог долгой жизни (Морозову в следующем году исполнится 80 лет. — Прим. ред.). Только в работе! Иначе жить неинтересно.

…Морозов с его неуёмным характером не только свою усадьбу в чудо-сад превратил — он окрестные леса спас, добившись, чтобы их объединили в Национальный парк Угра. Потому что в местном Галкинском лесу, оказывается, растёт уникальная орхидея, да и вообще — слишком много в этих местах пролито русской крови, чтобы можно было об этом забыть и застроить берега Угры новорусскими коттеджами. Но это уже совсем другая история…

Источник aif.ru